Сверьте Часы…

Сверьте Часы…

·

12 сентября 1974 года пошли часы, установленные на башенке дома Гончарова. Впервые же звон их колокола разнесся над городом 105 годами раньше. «Симбирские губернские ведомости» 7 ноября 1868 года (№118), в рубрике «Разные известия» сообщали:

«Поспешаем известить, что получено весьма приятное для всех граждан известие. Еще в 1867 году, в бытность в Симбирске г.С.Петербургского губернского предводителя дворянства графа Владимира Петровича Орлова-Давыдова, Его Сиятельство выразил желание пожертвовать на пользу нашего города башенные часы. Ныне получено известие, что означенные часы, которые были заказаны в Англии известному механику Cooke (Куке) и бьют часы и получасы, получены уже в С.Петербурге и будут отправлены весною с механиком в Симбирск и поставлены на колокольне Собора Вознесения, откуда будут слышны всему городу».

П.Л.Мартынов также писал, что часы «поставлены на колокольне весною 1869 года». Почему-то губернская газета обошла вниманием это событие, и точной даты начала работы часов мы не знаем. Учитывая, что их доставили на барже по Волге – после ледохода! – часы могли прибыть в Симбирск не раньше мая. Установка и наладка также требовали времени. Кажется более вероятным, что часы начали отсчитывать время летом.

Следующее упоминание о них появилось в «СГВ» лишь 25 апреля 1870 года (№30):

«21 апреля в Симбирске… была отслужена панихида по недавно скончавшемся графе Владимире Владимировиче Орлове-Давыдове, бывшем два с половиной года назад Симбирским Губернатором…

…Кроме значительного пожертвования [ремесленное училище] покойный граф оставил по себе и другой памятник пребывания своего в Симбирске – большие часы, пожертвованные отцом графа. …Так как большинство жителей Симбирска не знает графа Владимира Петровича, то часы считают пожертвованием покойного. Часы эти поставлены на самом видном месте города, на колокольне Вознесенской церкви и имеют два циферблата: один обращен к югу, а другой к северу. Бой этих часов слышен по всему городу. Жители, а особенно рабочий класс, по ним рассчитывают свое время…».

Род Орловых тесно связан с Симбирским краем. Еще в 1767 г. Иван Григорьевич Орлов принимал Екатерину II в своем имении Головкино на левой стороне Волги против Симбирска. Через год императрица, приняв от братьев Орловых земли в разных губерниях, дала им взамен обширное владение в будущей Симбирской губернии – Усольскую вотчину. Владимир Петрович Давыдов – внук младшего из «екатерининских орлов», Владимира Григорьевича Орлова. Унаследовав в 1832 г. часть Усольской вотчины, он в 1856 г. получил разрешение присоединить к фамилии отца, П.Л.Давыдова, родовую фамилию и титул деда. Образованнейший человек, ученый, путешественник, литератор, государственный деятель, он принимал активное участие в жизни Симбирска и губернии. Состоял во многих комитетах и обществах, оказал огромную помощь городу после пожара 1864 года.

Его сын Владимир Владимирович Орлов-Давыдов, кавалергард, участник Кавказской войны, в 1866 г. стал симбирским губернатором. В очень сложный период – возрождение города после Великого пожара – он показал себя прекрасным администратором. К сожалению, на посту губернатора он оставался недолго. Последствием военных ран стала неизлечимая болезнь. Выехав в 1868 году для лечения за границу, Владимир Владимирович скончался 7 апреля 1870 года на острове Корфу. Памятью о нем стало ремесленное училище графа В.В.Орлова-Давыдова; завещанную сумму на его устройство дополнили отец и брат покойного.

В бытность своего сына симбирским губернатором В.П.Орлов-Давыдов и решил подарить городу часы. Для их установки был приглашен петербургский часовых дел мастер И.Х.Линдштедт. Механизм, изготовленный в 1868 г. фирмой «Кук и сыновья», стоимостью 10 тыс. рублей, по описанию П.Л.Мартынова имел 2 циферблата; цилиндрическое устройство с двумя гирями: ходовой (12 пудов) и боевой – с изменяемым весом до 25 пудов, висящими на проволочных струнах (3 и 12 саж.). Ход гирь укорочен системой блоков; полный завод рассчитан на 5 дней. Молоток, ударяющий при бое часов в колокол, весил 2 пуда. А вот о колоколе, отбивавшем тогда «часы и получасы», сведения отсутствуют.

Сложный механизм часов требовал постоянного ухода. Эта непростая обязанность вменялась человеку, специально назначаемому городской управой. Так, в 1870-х гг. содержанием часов ведал купец Иван Федорович Веселов. Случались и неприятности. В 1883 г. дважды обрывались металлические струны боевой гири, которая при падении «прошибала свод колокольни» (П.Л.Мартынов). С 1888 года бессменным смотрителем часов стал Николай Павлович Кудрявцев, бывший также активным членом городского добровольного пожарного общества. После революции должность смотрителя часов была упразднена, но Кудрявцев продолжал свою работу. После закрытия в 1932 году Вознесенского собора, Николай Павлович с помощником разобрал часы и перевез их в подвал горкомхоза (дом Шатрова, позже горсовет), где они и лежали до 1973 года.

Нельзя сказать, чтобы о городских курантах надолго совершенно забыли. Время от времени появлялись идеи их возрождения. Заслуживает внимания проект 1943 года. Самый разгар войны – до проектов ли? Но Ульяновск недавно стал областным центром. Весной городским архитектором назначена М.С.Давыдова. А уже 8 июня ее кипучей энергией на рассмотрение горисполкома вынесен план работ, включающий благоустройство Нового Венца, строительство трамвая, фуникулера и т.д. В числе прочего – проект башни на здании южного корпуса Гостиного двора – Столбов. На ней предполагалось установить часы с колокольни Вознесенского собора. Автор проекта – уроженец Симбирска, выпускник Московского архитектурного института П.Я.Гетманский. Идея городских часов была одобрена, но, видимо, смутила мысль о надстройке исторического здания. Да и время было не самое подходящее. Был, правда, объявлен городской конкурс, но…

Активно обсуждалась идея установки городских часов в период подготовки к 100-летию В.И.Ленина. Это пожелание было высказано многими ульяновцами в ходе обсуждения проектов реконструкции города на страницах «Ульяновской правды». Например, инженер В.Арнольд предлагал на перекрестке улиц Гончарова и Ленина «построить высокое здание с башенкой, в которую встроить часы, бывшие на колокольне собора. Когда-то эти часы… смотрели на старый Симбирск. Пусть они с того же места смотрят на новый Ульяновск».

На фоне этого повторенная во многих источниках версия секретаря обкома В.Н.Сверкалова, что «хозяин» области А.А.Скочилов впервые услышал о пылящихся в подвале часах лишь в 1973 году от председателя горисполкома Б.А.Ланцова, вызывает некоторые сомнения. Но сам факт того разговора – другое дело. «Скочилов заинтересовался. На другой день поехал, посмотрел. Вызвал директоров заводов. Директор «Приборки» говорит: «Это мы сделаем…». Место установки курантов выбрали не сразу. Сначала планировалось возвести башню над входом в парк имени Свердлова. Возможно, мысль навеяла когда-то стоявшая здесь водопроводная башня, также связанная с именем В.В.Орлова-Давыдова. Но затем выбор пал на дом Гончарова. И это оказалось «попаданием в десятку». Место на главном перекрестке города отдавало дань и исторической преемственности – часы возвращались почти на прежнее место.

В возрождение часов внесли свой вклад механики, архитекторы и… пожарные. Прежде всего, следовало восстановить часовой механизм. Это было поручено коллективу приборостроительного завода, куда разобранные часы доставили в ноябре 1973 года. Главным исполнителем и душой непростого дела стал инженер-конструктор Анатолий Иванович Фролов. Он рассказывал: «Часы прибыли в плачевном состоянии, многие части сломались или изношены. Мы старались ничего не выбрасывать, а реставрировали возможно больше из того, что сохранилось. Важно было сберечь память, сохранить историю. Например, мы восстановили шестеренку привода боевой гири. Зубчатый венец был разломан на несколько частей. Скрепили эти обломки, и старинная шестеренка до сих пор крутится». Многое пришлось изменить и усовершенствовать. Сделаны электромеханический привод для подъема гирь, сложная система смазки, подсветки и т.д. Заменили циферблаты – их стало три. Старые деревянные стрелки хранятся в краеведческом музее. А.И.Фролов принял ответственную и почетную должность хранителя городских часов, которую затем передал сыну. В 2002 году он внесен в Золотую книгу почета Ульяновской области.

Большую сложность представлял вопрос – где взять колокол для часов? Колокола Вознесенского собора, включая часовой, сняты и отправлены в переплавку в 1930 году. Мастерство отливки колоколов в то время было утрачено. Обратились к руководителю пожарной службы Ю.Ф.Рассадину, в чьем ведении находились уцелевшие колокола, снятые с разобранных церквей. Рассматривали колокола, установленные на пожарных каланчах в Старой Майне, Базарном Сызгане, Павловке. Старомайнский оказался самым звучным. Его выбрали не как памятник истории, но лишь как подходящее техническое приспособление. И вновь, словно вмешались высшие силы.

На пожарную каланчу в Старой Майне колокол попал после сноса церкви в угодившем под затопление селе Головкино (Вознесенское). Село принадлежало Ивану Григорьевичу Орлову – старшему из братьев Орловых. Как свидетельствует надпись на 48-пудовом колоколе, он был отлит в 1785 году мастером Гаврилой Шаниным для церкви села Вознесенское «по усердию их сиятельств графа Ивана Григорьевича и графини Елисаветы Федоровны Орловых». Сам колокол-часозвон (в Вознесенской церкви были установлены часы английской работы) – с круговым орнаментом из херувимов, иконами в узорных рамках – представляет огромную художественную и историческую ценность. О его необыкновенной красоте даже писала «Ульяновская правда» в 1945 году. Так городские часы Ульяновска соединили память о трех поколениях рода Орловых.

Проект часовой башни на доме Гончарова разработал архитектор института «Ульяновскгражданпроект» Серафим Николаевич Титов. Одних его реализованных в Ульяновске проектов хватило бы, чтоб составить целый небольшой город, не говоря о несостоявшихся: https://vk.com/brandergofer?w=wall-107791040_1087%2Fall Но это творение архитектора, поистине, вошло в историю, став символом Ульяновска. Возведенная летом 1974 года четырехгранная островерхая башенка с флюгером необыкновенно гармонично вписалась в городской ландшафт; она не только не исказила, но дополнила облик исторического здания. Валентин Николаевич Филимонов писал о работе своего коллеги: «Башня тут же стала неотъемлемой частью главной улицы. Но автор не ограничился только проектом, а принял самое активное участие в поиске и подборе колокола для часов». И далее: «Для меня это не просто удачная надстройка, а одухотворенное творение, ибо к истории этих часов причастны чаяния неравнодушных людей нескольких поколений».

Механизм часов размещен в угловой комнате 3-го этажа здания, в самой же башенке находится колокол. Под флюгером башни заложена латунная табличка с именами людей, принимавших участие в возрождении и установке часов. Такая же табличка прикреплена к часам.

Итак, осенью 1973 года куранты Вознесенского собора были извлечены из подвального забытья; менее чем за год (!) проведены все работы; 15 августа 1974 г. издано постановление горисполкома об установке часов на доме Гончарова, а 12 сентября над городом раздался звук их первого удара.

ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ ЧАСОВ

(«Ульяновская правда» от 13 сентября 1974 г.)

12.00. Первый мощный удар 48-пудового колокола разносится над улицами. За ним – еще одиннадцать. Ритмично отбивают время городские куранты, установленные на верхнем этаже и в башне на перекрестке улиц Ленина и Гончарова.

Сверьте свои часы с городскими курантами. Точность гарантируется. Об этом позаботились специалисты и рабочие приборостроительного завода: инженер-конструктор А.И.Фролов, токарь А.П.Машин, слесари Н.Н.Данилин, С.А.Денежкин. В ноябре прошлого года башенные часы выпуска 1868 года, сконструированные английским механиком Куком и впервые установленные в Симбирске за год до рождения В.И.Ленина, поступили на завод в разобранном виде. Служба главного механика Л.П.Глузмана проделала большую работу. Здесь разобрались в устройстве часов, заменили недостающие и изношенные детали, вместо деревянного основания установили жесткую металлическую конструкцию…

Система грузов с полиспастом обеспечивает равномерность хода и боя. Чтобы исключить необходимость устройства глубокой шахты, существовавшей в Вознесенской церкви, конструкторы решили поставить два электродвигателя для автоматического подзавода… Весь механизм часов отладили уже к новому году и опробовали на заводе. Архитекторы института «Ульяновскгражданпроект» создали проект их установки на доме Гончарова. Часовая башня гармонично вписывается в общий его вид…

Недавно часы были установлены на новом месте. Вчера при большом стечении ульяновцев состоялось их официальное открытие. Городские куранты… возвращены к жизни. Каждый час отмечают они своим звучным колоколом. На трех циферблатах – точное время.

А.Автамонов

***

Использованы материалы, кроме названных в тексте:

1. Н.С.Гауз «Комплекс городских курантов как историко-культурный памятник Синбирска-Ульяновска…» («Материалы 1-х Сытинских чтений (2003), Ульяновск, 2004);

2. В.Н.Филимонов «Встретимся под часами» («Мономах, 2001, №4);

3. А.Филатов «Хранитель времени» («Мономах», 2012, №2);

4. А.Ю.Шабалкин «Главные часы нашего города» («Православный Симбирск», 26.07.2017) и др.

Сверьте Часы…

Сверьте Часы…

Сверьте Часы…

Сверьте Часы…

Сверьте Часы…

Сверьте Часы…

Сверьте Часы…

Сверьте Часы…

Сверьте Часы…

Сверьте Часы…


Поделиться


Размер текста