Шеломов И Пугачев

Шеломов И Пугачев

·

27 мая – день рождения скульптора Василия Шеломова (1936-2011). Он, похоже, не слишком стремился к славе, нечасто выставлялся, зато нередко не находил понимания у сильных мира сего; его работы становились причиной конфликтов. Это относится не только к шеломовскому Пугачеву, но и, например, к проекту памятника Варейкису. Проект победил на конкурсе, но был «похоронен» партийными боссами. И, тем не менее, жизнь все расставила по местам, – Шеломов признанный мастер, занявший достойное место не только среди ульяновских художников. У нас все же не искусствоведческая страничка (иногда жаль), а потому речь пойдет лишь об одной работе скульптора, имеющей непосредственное отношение к истории как Симбирска, так и сравнительно недавних времен. Но сначала – небольшая биографическая справка.

Василий Петрович Шеломов родился в 1936 году в Свердловской области. Он получил серьезную профессиональную подготовку: Нижнетагильское училище прикладных искусств, Пензенское художественное училище, скульптурное отделение института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина. После его окончания с 1970 г. и до последнего дня жил в Ульяновске. Член Союза художников с 1974 года. Занимался скульптурой и графикой, преподавал в УлГТУ. Вместе с А.Егуткиным стал первым лауреатом Пластовской премии в 2007 году. Его работы хранятся в УОХМ и частных коллекциях.

В.Шеломов принимал участие в областных, зональных, всесоюзных выставках, но, главным образом, коллективных. Его первая персональная выставка состоялась лишь в 1993 г. В 2011-м планировалось проведение юбилейной выставки – к 75-летию скульптора. Но она стала посмертной. По последнему желанию художника на ней было представлено 30 работ по его выбору.

В творчестве Шеломова, сложившегося как представитель «семидесятников», соединились черты античности, Древней Руси и авангарда. Его называли последователем Э.Неизвестного и В.Сидура – по откровенности, бескомпромиссности; глубине философского смысла. Не могу считать себя знатоком скульптуры и горячим поклонником творчества В.П.Шеломова, но внутренняя сила, исходящая от его работ, ощущается явно. Среди них – античные, евангельские, современные сюжеты и персонажи. Назовем лишь несколько лучших произведений художника. Скульптурные портреты Л.Н.Толстого и Н.В.Гоголя – напоминающего испуганную птицу, с ощущением тревоги и страдания. «Мыслитель» и «Мечтатель» – антитеза, философия, юмор. Цикл «Утро, День, Вечер, Ночь», архаические маски – воплощение истории скульптуры от глубокой древности, через античность к Возрождению. Серия «Христос и двенадцать апостолов», скульптурные изображения святых, серия графики «Христовы страсти» – путь через постижение и страдания – к познанию и вере.

Об уничтоженном памятнике Пугачеву приходилось слышать не раз, встречались краткие упоминания то тут, то там. Но никак не складывались эти фрагменты в полную картину. Поэтому крайне интересно было прочитать статью Николая Марянина, опубликованную в начале 90-х в сызранской газете «Волжские вести». Ее текст приведен ниже. А позже удалось найти и изображение. В заметке «Ульяновской правды» о выставке В.П.Шеломова 1993 года помещена фотография его «Пугачева» (фото 2). Это, конечно, не оригинал того памятника, а более поздняя версия. Но, по описанию в статье, выглядел он именно так.

***

ВТОРАЯ КАЗНЬ БУНТАРЯ

(«Волжские новости» № 2 (20), январь 1991 г.)

1 октября 1774 г. будущий генералиссимус Александр Суворов во главе отряда из двух рот пехоты при двух пушках и двух сотнях казаков вступил в город. Отряд конвоировал самозванца Емельку Пугачева, за две недели до этого выданного заговорщиками правительственным войскам. Он был закован в ручные и ножные кандалы и заключен в тесную деревянную клетку, установленную на двухколесной телеге…

После этого Пугачев был закован в еще более тяжелые кандалы и железный обруч на поясе, брошен в подвал и прикован к стене цепью. Только после того, как по всей дороге от Симбирска до Москвы были расставлены войска, Пугачева вывели из темницы и повезли в столицу на казнь.

***

Двести лет спустя на здании Ульяновского областного драматического театра появилась мемориальная доска: «На этом месте находился дом, в подвале которого с 1 по 25 октября 1774 года содержался под стражей Е.И.Пугачев».

А недавно до меня дошли слухи, что в начале 70-х в Ульяновске был установлен памятник Емельяну Пугачеву, который вскоре по чьей-то команде был брошен в тот самый подвал, где 200 лет назад сидел на цепи живой предводитель крестьянской войны…

Автора памятника удалось найти сразу… Тогда, в далеком 1972 году, Василий Шеломов представил свои новые работы на областную выставку ульяновских художников. В областной газете в те дни было опубликовано мнение местного искусствоведа: «Большим успехом и признанием пользуются работы молодого скульптора В.Шеломова: серия скульптурных портретов… и монументальная композиция «Пугачев». Они выполнены… с присущим скульптору хорошим чувством формы…, позволяющим передавать непосредственность чувств, особенности характера, значимость образа».

Пугачев был исполнен в полный рост, закованным в колодки на руках, поднесенных к груди. Скульптор задумывал поставить его на небольшом газоне напротив служебного входа в драмтеатр – поближе к подземелью, где когда-то был заточен российский бунтарь. Но куда что ставить – решали другие, и памятник Пугачеву с областной выставки перевезли в драмтеатр и установили в просторном фойе.

Там он простоял несколько месяцев. А потом неожиданно исчез. По городу пошел разговор, что памятник не понравился тогдашнему первому секретарю обкома КПСС А.А.Скочилову. А Василий Шеломов вспоминает, что через некоторое время в драмтеатре был капустник, на котором актеры спели песенку о том, что спустя 200 лет Пугачева вернули туда, где ему исторически быть предназначено – в подвал. Сам автор с тех пор так ни разу больше и не увидел творение рук своих.

Очевидцев этой истории было немного. Даже сейчас кому-то из них все еще страшно, а кто-то не пожелал рассказать подробности из номенклатурных соображений. Поделился воспоминаниями лишь Валентин Махов – сантехник драмтеатра, которому, как говорится, кроме водопроводного крана терять нечего.

Он помнит, как в 1972 г. помогал устанавливать памятник Пугачеву в фойе драмтеатра. Скульптура была из гипса, темная, высотой – под потолок. Очень оригинально смотрелась. Перед началом спектаклей зрители с интересом осматривали ее. А однажды на спектакль пришел Скочилов со своей свитой. Увидел он памятник, подозвал заместителя директора театра и недовольно произнес: «Что это здесь за чучело? Убрать!». Пытались объяснить «первому», что это тот самый Пугачев, да в то время с «хозяином» спорить было бесполезно.

Памятник простоял после этого день или два… Потом пришли 30 курсантов, расчленили Пугачева на три части, по кускам перетащили за стену и бросили… нет, не в подвал, а в так называемый «карман», где он провалялся около года. Выбрасывать было жалко, к тому же никто в театре не знал, что с ним делать. Все ждали, что из обкома какая-нибудь новая команда поступит. Может, предполагали, где-то в другом месте его установят. Но время шло, о памятнике все забыли, а он постоянно мешал актерам. Тогда-то и перевезли его на склад драмтеатра, где свалили рядом с запылившимся бюстом Иосифа Сталина.

***

Из Симбирска в столицу Пугачева привезли уже в железной клетке и, после пыток и допросов, холодным ветреным днем 10 января 1775 года… казнили прилюдно на Болотной площади.

***

Через несколько лет сарай, в котором хранился театральный скарб, пошел на слом. Многое из его содержимого захватывали прямо ковшом экскаватора, грузили в кузов машины и увозили на свалку. Такая же участь постигла и памятник Пугачеву. На этот раз по иронии судьбы в последний путь его сопровождал бюст второго генералиссимуса в истории Российского государства.

Сегодня прохожие, прочитав надпись на мемориальной доске, заходят иногда в драмтеатр с неизменным вопросом: «А можно ли посмотреть подвал, в котором сидел Пугачев?». Валентин Махов еще в те годы предлагал сделать в нем музей и скульптуру туда установить… А сейчас он считает, что памятник в наше бурное время лучше смотрелся бы на улице – как бы символизируя бунтарский дух происходящих перемен. То же, как обошлись с памятником, Махов считает самодурством, невежеством и бескультурьем…

…Может быть…, восстановить памятник Пугачеву и открыть музей в историческом подвале? Василий Шеломов считает, что не стоит ворошить прошлое, и не верит, что ему снова закажут Пугачева…

Николай Марянин

***

Насчет места, где в Симбирске содержался Пугачев, есть разные версии. По одной из них бунтовщик находился не в подвале, а на первом этаже дома, стоявшего на месте нового здания драмтеатра – в более комфортных условиях, чтобы в целости доставить его в Москву. По другой – «пугачевский» подвал и поныне существует в исторической части здания, под малой сценой. А напротив здания теперь стоит памятник генералиссимусу Суворову, когда-то доставившему Пугачева в Симбирск…

***

Николай Полотнянко

ПОЩЁЧИНА

(скульптору В.Шеломову)

Из земли здесь вставали бунтарские грозы,

И кровавой надеждой питалась заря.

Вот везут… Вот везут по симбирскому взвозу

В кандалах и железах надёжу – царя.

Свищет кнут. И крутые бунтарские выи

Возлюбила петля да топор палача.

Вот везут… Вот везут по дорогам России

В зарешёченном троне царя Пугача.

Тяжелы, словно скипетр царский, колодки,

Опостылело солнце – державный венец.

Вот звенят… Вот звенят цепи кованой чётки:

«Отгулял, отгулял, молодец-удалец…».

Блещет взгляд Пугачёва державною сталью,

Поезд царский, как прежде, встречает народ.

Но не кличем заздравным – молчаньем повальным,

Только птица на клетке царёвой поёт.

И откуда взялась эта дивная птаха?..

Из казачьего ль сердца? Из воли степной?..

Но выводят царя, и граф Панин с размаха

Бьёт его по лицу оперстнённой рукой.

Но нельзя развенчать казака Пугачёва,

Коль его до царя возвеличил народ.

И звенят от пощечины барской оковы,

И стучат топоры, громоздя эшафот.

И когда голова покатилася с плахи,

И качнулась толпа, любопытствуя, к ней,

Из груди Емельяновой алая птаха

Взмыла вверх выше древних московских церквей.

(«Ульяновский комсомолец» от 11 декабря 1977 г.)

Через несколько дней, 30 мая, Николаю Алексеевичу Полотнянко - 75 лет. Вроде, заранее не принято, но все же - с наступающим юбилеем, здоровья и новых стихов.

***

Использованы также материалы статей Е.Н.Сергеевой, Т.Кравцовой.

Шеломов И Пугачев

Шеломов И Пугачев

Шеломов И Пугачев

Шеломов И Пугачев

Шеломов И Пугачев

Шеломов И Пугачев

Шеломов И Пугачев

Шеломов И Пугачев


Поделиться


Размер текста