Лакированная Раковина

Лакированная Раковина

·

Скоро город будет в очередной раз отмечать день рождения симбирского архитектора Августа Августовича Шодэ – 5 (17 по н.с.) августа 1864 года. Общий обзор его биографии и творчества был год назад: https://vk.com/brandergofer?w=wall-107791040_721%2Fall . Значит – есть возможность подробнее поговорить об отдельных работах мастера ренессанса и неповторимого провинциального модерна, а также не дожидаться кануна памятного дня. Не будем, пожалуй, останавливаться на наиболее известных творениях А.А.Шодэ, таких как Дом-памятник И.А.Гончарову, здание отделения Госбанка (театр кукол), особняк Х.Г.Штемпеля (музей изобразительного искусства ХХ-ХХI вв.) и т.д. Некоторые работы симбирского зодчего не так широко известны, но заслуживают не меньшего внимания. Среди них – особняк врача П.С.Петрова, дом с непростой судьбой.

Павел Семенович Петров – земский врач, работал в уездной земской управе; был врачом и членом правления Симбирского городского общества пожарных. Активный общественник, он являлся гласным городской думы; был избран членом 4-ой Государственной Думы от Симбирской губернии. Человек сам по себе очень интересный, но сейчас речь о его доме.

В августе 1910 года П.С.Петров приобрел у дочери священника Е.К.Славницкой усадьбу в Зотовском переулке (пер.Кузнецова, 14). В усадьбе имелся одноэтажный деревянный дом, построенный в 1878 г. вдовой титулярного советника П.А.Григорьевой. После покупки П.С.Петров подал прошение в городскую управу о разрешении перестроить «деревянный на подвальном этаже дом».

Проект реконструкции дома составил в 1911 году Август Августович Шодэ – в модном тогда и характерном для архитектора стиле модерн. Здание приобрело необычный, очень выразительный вид: с асимметричным уличным фасадом, причудливой пластикой, с декоративной отделкой рустом. Двухэтажная деревянная пристройка, оштукатуренная под кирпич, завершается шатровой башенкой, которую украшала узорчатая металлическая «гребенка». Вместе с домом по проекту А.А.Шодэ были построены деревянные службы: конюшня, каретник, коровник, дровяники и др.

Впрочем, нет смысла даже пытаться рассказать о прекрасном доме лучше, чем это сделал Борис Васильевич Аржанцев. Многим известно это описание под названием «Дом-раковина» в монографии «Архитектурно-исторические образы Симбирска». Книга издавалась дважды – в 2003 и 2004 гг. и стала настоящей архитектурной энциклопедией Симбирска. Но написан этот текст намного раньше. В 1970-х годах Борис Васильевич регулярно публиковал в «Ульяновской правде» статьи под рубрикой «Страничка краеведения». Многие из них потом стали главами его книг. Статья «Раковина» на волжском берегу» напечатана в областной газете 25 декабря 1977 года. С незначительными изменениями она вошла в книгу «Архитектурная летопись Симбирска» (1994), а спустя еще почти десятилетие – в «Архитектурно-исторические образы Симбирска». Не считая небольших дополнений, все эти тексты отличаются лишь концовкой, в которой говорится о современном (для каждого издания) состоянии здания. К этому еще вернемся. Пока же вспомним, что писал Б.В.Аржанцев о творении замечательного симбирского архитектора А.А.Шодэ. Приведен последний вариант текста, как наиболее полный.

***

ДОМ-РАКОВИНА

…Недалеко от бывшего кинотеатра «Рассвет», если идти в сторону центрального парка имени Я.М.Свердлова, по переулку Кузнецова на правой стороне под №14 стоит оригинальный жилой дом, который издалека привлекает внимание своим живописным силуэтом. Его особенность заключается в том, что в отличие от многих других соседних домов, имеющих главный уличный фасад и интересных только с одной стороны, этот дом одинаково интересен с разных сторон, а когда смотришь с угла, то его привлекательность как бы удваивается.

Если фасад, выходящий в переулок и доступный обозрению, завлекает повышенной пластичностью стен с выступами и углублениями, криволинейными очертаниями стройной башенки, завершенной узорчатой металлической «гребеночкой», напоминающей музыкальную лиру, от которых веет и уютом, и романтичностью, то дворовый фасад, скрытый от прохожих и выходящий в сторону Волги, имеет празднично торжественный вид, подчеркнутый большими арками фронтонов в высокой крыше, а также террасой и балконами (к сожалению, в настоящее время утраченными).

Из верхних этажей 14-этажного дома, расположенного несколько выше по косогору, этот дом смотрится как декоративная раковина на берегу огромного залива. Невольно вспоминаются слова известного российского архитектора А.К.Бурова, сравнивающего памятники архитектуры с жемчужными раковинами, оставляемыми потомкам в наследство.

Вся архитектура дома является ярким примером широко применявшегося в России в конце XIX – начале XX вв. стиля модерн…

В архиве удалось обнаружить чертежи этого дома, а также узнать имена владельца и автора проекта. Дом был построен не сразу, он перестроен из обычного одноэтажного деревянного малопривлекательного дома посредством облицовки кирпичом фасада со стороны переулка и пристройки с южной дворовой стороны деревянной двухэтажной части, штукатурка которой имитировала кирпичную кладку. Строился дом в 1911 году на средства владельца, местного врача Павла Семеновича Петрова, по проекту также местного талантливого архитектора Августа Августовича Шодэ. И врач, и архитектор, два человека разных профессий, по достоинству оценили удачное местоположение дома на одной из живописных террас волжского косогора, что и было положено в основу его архитектурно-пространственного решения.

Так, мезонин, возвышающийся над угловой частью, с отступлением от установившихся правил симметрии, возведен не над средней, а над угловой, меньшей частью «Г»-образного дома, выдвинутой не на улицу «напоказ», а ближе к Волге, к красотам природы. Небольшой сад перед мезонином служил своеобразным коридором, связывающим усадьбу с волжскими просторами.

Расположение помещений по высоте дома отражало ступени домашнего быта. В подвале размещались кухня, ванная комната и другие подсобные помещения; на первом этаже – жилые комнаты, гостиная, кабинет; в мезонине – комнаты отдыха, а на чердаке, под высокой крышей, можно было сушить фрукты или хранить припасы зимой.

Таким образом, красота внешних архитектурных форм сочеталась с рациональностью использования всех помещений…

***

Это красивое описание рассказывает, по большей части, о том, каким создали дом А.А.Шодэ и П.С.Петров. Вернемся к прозе времен более поздних. Многие годы бывший особняк был жилым домом. Статья Б.В.Аржанцева в «Ульяновской правде» 1977 года (его первое по времени описание дома) заканчивалась такими словами: «…В настоящее время здесь проживает несколько семей. Само здание постепенно ветшает, и ему должно быть уделено особое внимание как памятнику архитектуры начала ХХ века».

Здание действительно находилось в плачевном состоянии. Примерно в то же время на запущенный вид дома, утрату им некоторых деталей обращал внимание властей и общественности архитектор В.Н.Филимонов. В конце концов, жильцов из аварийного дома расселили, само же здание передали Союзу архитекторов. Предполагалось его отреставрировать и устроить здесь Дом архитектора. Но требующихся для реставрации средств Союз не имел, так что дальше благих пожеланий дело не пошло. А тут случилась перестройка, и дом, что называется, «пошел по рукам». Конечно, живописное местоположение и архитектурное совершенство здания, несмотря на полуразрушенное состояние, привлекали многих. Здесь хотели устроить клуб деловых людей, ресторан, шла речь о детском кафе, потом владельцем стало МП «Универсал». Все хозяева начинали с планов по реставрации дома, но… отступали перед непомерностью расходов. А здание все более и более ветшало…

Итог был вполне закономерен. В конце 1993 года произошел пожар, уничтоживший мансарду и верхнюю кровлю, сильно повредивший внутренние интерьеры (фото 5). Зная немало подобных случаев, приведших к окончательной утрате архитектурных и исторических памятников, кажется, на судьбе дома можно было поставить крест. Но это не конец истории. Текст Б.В.Аржанцева 1994 года («Архитектурная летопись Симбирска») завершается так: «…В настоящее время здесь ведутся ремонтные работы. Самому зданию уделяется повышенное внимание как памятнику архитектуры модерна начала ХХ века». О чем речь? Озаботился восстановлением памятника город, или спохватились органы по охране культурного наследия? Ничего подобного.

Новым владельцем здания стала страховая компания «Дина». «Симбирский курьер» от 15 октября 1998 года писал: «…В какую реальную сумму обошлось восстановление дома его новому владельцу, страховой компании «Дина», сказать трудно. «Главное, что я вложил в него душу», - утверждает директор «Дины» Николай Повтарев. Реставрационные работы продолжались более года… Неприкосновенным остался лишь деревянный каркас здания. Укрепили фундамент. Для предупреждения дальнейшего разрушения деревянные стены были обработаны специальными растворами. Сейчас стены почти не несут нагрузки, т.к. внутренние постройки сделаны на новых бетонных подушках. Говорят, это даст возможность прожить архитектурному памятнику еще 100 лет. …Предполагается, что в гостиной… будет собираться интеллектуальная молодежь города, будут организованы встречи с интересными людьми. …И еще, по заверениям Н.Повтарева, …у его компании есть желание и возможность преобразовать и облагородить близлежащий переулок и сквер».

Последнее описание дома Б.В.Аржанцевым («Архитектурно-исторические образы Симбирска», 2003, 2004) завершается словами: «…В настоящее время здесь закончены ремонтные работы… Все заботы о здании взяла на себя страховая компания «Дина» (директор Повтарев Н.П.), усилиями которой оно полностью отремонтировано и содержится в надлежащем виде». Понятна радость краеведа по поводу того, что жемчужина архитектуры Симбирска не канула в лету. Но невольно обращает на себя внимание: Борис Васильевич деликатно употребил слово «отремонтировано», а не «отреставрировано». И уж конечно, неспроста.

Вообще, отношение к этому ремонту и современному виду здания двойственное. С одной стороны, огромное спасибо г-ну Повтареву и компании «Дина» за то, что вложили большие средства в восстановление дома П.С.Петрова. Несомненно, без этого город безвозвратно лишился бы замечательного архитектурного памятника. Но не вызывает сомнений и то, что подошел владелец к восстановлению дома очень вольно. Ремонт, реконструкция – да, но реставрацией это никак не назовешь. Такое мнение разделяют и авторитетные специалисты. В книге «Август Шодэ» (2009) архитектор, реставратор Светлана Сергеевна Касаткина и историк, госэксперт Ольга Алексеевна Свешникова пишут: «В результате реконструкции здания в середине 1990-х гг. облик дома заметно изменился. Интерьеры также не сохранились. Со стороны главного фасада вдоль красной линии переулка устроено современное кованое ограждение…».

Борис Васильевич Аржанцев нашел очень удачное сравнение дома П.С.Петрова с раковиной. Дом и теперь ее напоминает. Вот только кажется, что это уже не живая «раковина на берегу огромного залива», а лакированная раковина-сувенир на полке. Вроде, и завитки похожи, и изящное обрамление радует глаз, и солнце блестит на лакированной поверхности… А чего-то не хватает. Жизни, что ли? Души, вложенной архитектором?

Использованы материалы:

1. Б.В.Аржанцев «Раковина» на волжском берегу» («Ульяновская правда» от 25 декабря 1977 г.);

2. Б.В.Аржанцев, М.Г.Митропольская «Архитектурная летопись Симбирска» (Ульяновск, 1994);

3. Б.В.Аржанцев «Архитектурно-исторические образы Симбирска» (Ульяновск, 2003, 2004);

4. С.С.Касаткина, О.А.Свешникова «Август Шодэ» (Ульяновск, 2009);

5. А.Идрисова «Печальная судьба дома» («Симбирский курьер» от 14 декабря 1993 г.);

6. А.Идрисова «Словно декоративная раковина на берегу залива» («Симбирский курьер» от 15 октября 1998 г.).

Лакированная Раковина

Лакированная Раковина

Лакированная Раковина

Лакированная Раковина

Лакированная Раковина

Лакированная Раковина

Лакированная Раковина

Лакированная Раковина

Лакированная Раковина

Лакированная Раковина


Поделиться


Размер текста