«Краса Симбирска…»

«Краса Симбирска…»

·

10 сентября (по старому стилю) 1906 г. состоялось освящение перестроенного Спасо-Вознесенского собора. О ранней истории храма были уже материалы; есть книга П.М.Мальхова «Описание Симбирского Спасо-Вознесенского собора» 1883 года и немало современных статей. Остановимся на этой части очень кратко, перейдя затем к перестройке собора в начале 20 века.

Деревянная одноэтажная Вознесенская церковь с погостом возникла в Московской слободе вскоре после основания города, первое упоминание о ней относится к 1667 году. В 1694 г. на том же месте возведен деревянный 2-престольный храм во имя Вознесения Господня и Рождества Богородицы. В 1729 г., по разрешению Казанского митрополита Сильвестра, начато строительство каменной трехпрестольной церкви. Ее освятили в 1731 г., но из-за строительных ошибок храм начал разрушаться и был надолго закрыт. Вновь церковь освятили только в 1769 году.

В начале 19 века церковь вновь была перестроена и расширена. Одновременно в 1806-1829 гг. возведена каменная 4-ярусная колокольня. Прихожанами Вознесенской церкви были многие известные люди. В приходе храма жил блаженный Андрей Ильич Огородников, здесь же его отпевали в декабре 1841 года. Здесь крестили Н.М. и П.М.Языковых, И.А.Гончарова. В 1844 году приходская Вознесенская церковь возведена в степень собора.

В середине 19 века собор вновь расширен и стал 6-престольным. Обгоревший в пожаре 1864 года, храм был восстановлен за 2 года. А в июле 1869 году в верхнем ярусе колокольни установлены городские часы с двумя циферблатами и колокольным боем, подаренные Симбирску графом Владимиром Петровичем Орловым-Давыдовым. Но уже тогда была очевидна необходимость перестройки обветшавшего и ставшего тесным Вознесенского собора, находящегося в самом центре города. После долгих обсуждений, отклонения ряда вариантов, в 1900 году утвержден проект архитектора Николая Александровича Розетти. Разборка старого здания и возведение на его месте грандиозного сооружения, при всех возникавших трудностях занявшие всего 6 лет, кажутся чудом…

***

ОСВЯЩЕНИЕ ВОЗНЕСЕНСКОГО СОБОРА

(«Симбирские губернские ведомости», 13 сентября 1906 г., № 65)

В воскресенье, 10 сентября, состоялось давно ожидавшееся жителями Симбирска освящение заново выстроенного Вознесенского собора.

В субботу в новом соборе была совершена преосвященным Гурием торжественная всенощная, а в воскресенье, с 9 часов утра, его преосвященством был начат чин освящения при огромном стечении народа. На освящении и последовавшей после него божественной литургии присутствовали губернатор генерал-майор К.С.Старынкевич, другие приглашенные лица и жертвователи на сооружение храма. После литургии приглашенным была предложена скромная трапеза в помещении городской думы, где от имени прихожан был поднесен благодарственный адрес настоятелю собора протоиерею Льву Степановичу Марсальскому, как главному деятелю по сооружению храма. Прихожанами заявлено в адресе желание преподнести о. протоиерею Марсальскому золотой наперстный крест, который уже заказан и с разрешения его преосвященства будет поднесен в недалеком будущем.

***

По материалам статьи

КРАТКОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРЕСОЗДАНИЯ СИМБИРСКОГО ВОЗНЕСЕНСКОГО СОБОРА

(«Симбирские епархиальные ведомости», 1 марта 1907 г., №5; краткое изложение)

10-го сентября 1906 года было торжественно освящено новое здание Вознесенского собора Преосвященным Гурием, при участии восьми протоиереев и иереев, при громадном стечении богомольцев. Этому событию предшествовало много трудов и волнений.

Инициатива перестройки Вознесенского собора принадлежала тогдашнему его настоятелю протоиерею Дроздову и церковному старосте Колосову. 18 марта 1895 года они обратились к Преосвященному Варсонофию с ходатайством о разрешении сбора пожертвований на перестройку собора, каковое и было удовлетворено. Заметим, это было не первое предложение такого рода, и поначалу казалось, что его постигнет участь предыдущих планов. За три года пожертвований поступило менее 2-х тысяч рублей, да и то лишь на бумаге. «Учрежденное для сей цели приходское попечительство ограничивалось несколькими заказами и забраковкой проектов, спорами и пререканиями с членами причта». И лишь с приходом нового настоятеля собора протоиерея Л.С.Марсальского и с закрытием приходского попечительства дело начало двигаться.

«В апреле 1898 г. настоятелем собора и церковным старостой… заказан был инженеру Розетти проект на постройку нового собора вместо старого 2-этажного, построенного в 1729 году на непрочном фундаменте, и на ремонт трапезной и колокольни, с тем, чтобы весь храм производил впечатление целого здания. Конструкция проектируемого здания, отделка фасада и внутренних стен, расчет устойчивости, составление сметы были настолько сложны, что потребовалось для составления проекта, с некоторыми перерывами, почти 2 года; проект был готов к январю 1900 г., и 24 февраля утвержден Строительным Отделением».

19 марта 1900 года было проведено собрание прихожан для ознакомления с проектом. После панихиды по бывшему прихожанину Вознесенского собора Андрею Блаженного и усопшим строителям старого храма был избран строительный комитет. В него вошли священнослужители собора, церковный староста и семь почетных прихожан; председателем избран настоятель собора протоиерей Л.С.Марсальский.

«Предстояло приступить к сломке здания, на развалинах коего проектировалась постройка нового; но какое требовалось мужество, чтобы решиться на такое громадное дело при полном почти отсутствии средств! По самой скромной смете требовалось на всю постройку не менее 150 тыс. рублей, тогда как в наличии было всего 10 тысяч. Притом в массе прихожан, обладающих средствами, не было особенного усердия к построению нового храма; четверо членов строительного комитета вышли из его состава на первой же неделе, так как предрекали полную неудачу предприятия и даже отговаривали жертвователей, предупреждая, что жертвы их пропадут даром. Сам г.Рухлин, впоследствии самый крупный жертвователь, демонстративно ушел с собрания, когда выяснилось, что председателем строительного комитета избрано лицо не купеческого звания, от какого избрания, впрочем, купцы отказались. Многие члены комитета… не соглашались приступить к сломке здания пока не собрано достаточно средств на постройку, и только указание председателя… на предшествующий трехлетний опыт, не давший никакого сбора пожертвований, чего можно ожидать и в дальнейшем, если не будет приступлено к самому делу, – склонил членов комитета приступить к сломке здания».

11 июня 1900 г., после молебствия с водоосвящением, с главы собора был снят крест, и приступили к разбору стен. При этом обнаружилась опасность обрушения потолков и полов обветшавшей верхней церкви, но все обошлось. После разборки старого здания, в апреле 1901 года, началась выемка грунта под фундамент. При этом строителей ждали неожиданные находки. «…Грунт сверху оказался рыхлым, т.к. на всем пространстве выемки земли существовало старое кладбище, где, кроме отдельных могил, целыми пластами лежала масса человеческих костей, коих отправлено было на кладбище несколько возов, заполнивших громадную яму. Вероятно, трупы складывались в общую могилу во время эпидемии, или во время бунта Разина, когда близ Вознесенской церкви, тогда деревянной, происходило самое жестокое побоище. В одном из склепов открылось нечто таинственное: в нем оказался гроб, еще не окончательно истлевший, в котором сохранились в целости богатое шелковое женское платье, пояс, башмаки с чулками и головной убор – боярская кичка, но признаков того, что в гробе находился труп, никаких не было. Поверх большого гроба поставлен был маленький гробик, в котором оказались не истлевшие детское платьице, башмачки и чулки, но никаких признаков трупа тоже не оказалось. К сожалению, в местный музей были сданы вещи уже несколько оборванными, а серебряные украшения растасканными…».

4 июня 1901 года состоялась торжественная закладка нового здания собора. «По совершении Божественной литургии, в предшествии св. икон и хоругвей, протоиереи и иереи прибыли к месту закладки храма, где, по совершении молебствия и водоосвящения, основной камень с высеченным на нем крестом и вложенною в него медною доскою с подобающей надписью был заложен первенствующим в служении о. ректором семинарии протоиереем Стерновым и священниками собора».

В то же лето был построен подвальный этаж, цоколь облицован белым камнем. До этого горожане, не особо веря в успех предприятия, не спешили с пожертвованиями; в 1900 году поступило менее 4-х тысяч руб. Но успешное начало строительства изменило ситуацию: в 1901 году на строительство было пожертвовано 19.288 руб., как от прихожан Вознесенского собора, так и от других жителей.

В 1902 году поступило пожертвований 33.208 руб., а постройка была доведена до барабана собора. В дальнейшем приток средств заметно снизился: в 1903 г. поступило 9,5 тыс., до мая 1904-го – 2,5 тысячи. Это сказалось на темпах строительства – возвели лишь паруса, своды, арки и карнизы – и чуть не заморозило стройку. «Ввиду отсутствия средств комитет думал остановить постройку на неопределенное время; но в мае получено было извещение, что скончавшийся прихожанин Вознесенского собора Степан Львович Рухлин завещал на постройку 50 тыс. руб. Таким образом, успех был почти обеспечен».

При наличии такой значительной суммы и при непрекращающемся притоке других пожертвований, «строительный комитет с большею энергией стал продолжать постройку, и через два года, а от начала постройки ровно через 5 лет, величественный храм, каковые в большинстве случаев строятся десятки лет, вполне готов был к освящению, по крайней мере, главный престол в честь Вознесения Господня».

В 1907 году, через полгода после освящения перестроенного храма, анонимный автор статьи писал: «Далеко еще до полного пересоздания Вознесенского собора…, тем не менее, с лицевой восточной стороны собор составляет красу Симбирска. Вместимость храма вместо прежних 60 кв. сажен простирается до 166 кв. саж. и достаточна для помещения 2000 богомольцев. Барабан под куполом имеет в диаметре 22 ½ аршина – не многие храмы имеют подобные осьмерики; высота храма внутри от пола до верха купола 15 саж.; пол цементный мозаичный, в алтарях паркетный; отопление пневматическое…

Подводя итог расходам по перестройке Вознесенского собора…, приходишь в недоумение и даже в ужас, как мог комитет решиться на такое великое дело при таких ничтожных средствах? На постройку собора, еще не вполне оконченную, израсходовано 130.546 руб. …, а первоначальный капитал не превышал 10 тыс. руб. – при этом никаких определенных сборов с прихожан, никаких особенных обещаний пожертвований! Какая-то безотчетная вера в успех предприятия руководила и воодушевляла скромных деятелей…».

И вот наступил торжественный день. «С какой горячею благодарностью строители возносили молитвы к Спасителю, Царице Небесной, св. апостолу и евангелисту Иоанну Богослову и св. вмч. Иоанн воину, покровителям Вознесенского собора, 10 сентября, в день освящения; вместе с ними сорадовались и ликовали прихожане; самая природа, кажется, сорадовалась с ними – день 10 сентября выдался превосходнейший, совершенно весенний».

После торжества освящения ктитор храма И.А.Пчелкин предложил скромную трапезу преосвященному Гурию, священнослужителям собора и почетным прихожанам в зале городского собрания. На обеде городской голова, прихожанин Вознесенского собора М.А.Волков зачитал адрес, подготовленный для протоиерея Л.С.Марсальского:

«Ваше Высокопреподобие, высокочтимый отец протоиерей Лев Семенович!

…Около 10 лет назад вы были призваны на ответственный пост настоятеля Симбирского Вознесенского собора. Не отрадно было ваше вступление на этот пост. Вашему взору открылись: центр губернского города и разрушающийся храм; богатейший приход и отсутствие средств на возобновление храма… Вы, смиренный сердцем, но крепкий духом, надеясь на помощь Всемогущего Бога, с поразительной энергией приступили к созиданию храма… Ныне мы присутствовали на торжестве освящения величественного храма Божия в честь Вознесения Господа нашего, и по этому знаменательному событию мы, прихожане Вознесенского собора, приносим вам, Лев Семенович, глубокую и искреннюю благодарность за… понесенные вами великие заботы по сооружению храма. Желая выразить свою признательность…, мы ходатайствовали пред Его Преосвященством о поднесении вам… наперсного золотого креста, на что архипастырем изъявлено согласие. К настоящему событию, за краткостью времени, мы лишены были возможности приобрести этот крест. Почему, сделав поручение о приобретении, просим вас в свое время принять его от нас…» (крест поднесен 24 октября, в день престольного праздника Божьей Матери Всех Скорбящих Радости).

Адрес был вручен настоятелю в бархатной папке с золотыми буквами: «Протоиерею Симбирского Вознесенского собора Л.С.Марсальскому от благодарных прихожан. 10 сентября 1906 г.». Приняв его, протоиерей Марсальский обратился к собранию с ответною речью:

«Благодарю вас за выраженную признательность за мои малые труды по пересозданию Вознесенского собора… Могу сказать одно: за что все сие мне, который не сделал ничего особенного, за что бы достоин был такой чести? Если проследить историю перестройки Вознесенского собора, то окажется, что я был только слабым орудием в путях промысла Божия… Как было решиться с такими ничтожными средствами на такую грандиозную постройку? Не скажу, чтобы я был человек решительного характера, но, тем не менее, решился: в этом деле что-то влекло меня помимо моей воли, мысль о перестройке храма преследовала день и ночь…, и я решился на рискованный, можно сказать, на безумный шаг… Пожертвования потекли, иногда неизвестно даже откуда…, самый крупный жертвователь, Степан Львович Рухлин, сначала не сочувствовал постройке, и только через три года дал 5 тыс. руб. и потом завещал, не без некоторого моего влияния… 50 тыс. руб. Отсюда видно, что в деле постройки Вознесенского собора не было особой моей заслуги, и если я сделал что-нибудь, то, видит Господь, делал не ради награды, не ради славы земной. Не мне, а имени Твоему, Господи, буди слава во веки веков».

Так завершилось торжество освящения Вознесенского собора.

***

В 1916 году число прихожан Вознесенского собора составляло около 5000 чел. В храме хранилась чудотворная икона Казанской Божьей Матери. В 1923-30 гг. это был кафедральный собор «живой церкви», течения обновленцев. В 1930 году сняты колокола, в мае 1932-го храм закрыт для богослужений. Здесь планировалось открыть «образцовую фабрику-кухню». Из-за того ли, что на углу улиц К.Маркса (Гончарова) и Ленина первоначально собирались установить памятник Ленину, или надобность в фабрике-кухне отпала, но вскоре начатые работы были свернуты, и в 1936 году собор стали разбирать. Снятые с колокольни часы хранились в подвале горсовета (дом Шатрова) до установки в 1974 г. на башенке Дома Гончарова.

В 1930-х годах, перед сносом, на стене Вознесенского собора красовалась надпись: «Буржуазная машина – это церковь для затемнения народной мысли… Разрушим эту машину! Создадим очаг культуры!». В 1938 году здесь появился сквер с цементной скульптурой «Трех пионеров», выполненной по модели пионерки Лиды Трофимовой…

«Краса Симбирска…»

«Краса Симбирска…»

«Краса Симбирска…»

«Краса Симбирска…»

«Краса Симбирска…»

«Краса Симбирска…»

«Краса Симбирска…»

«Краса Симбирска…»

«Краса Симбирска…»

«Краса Симбирска…»


Поделиться


Размер текста