Карамзинская Колония Душевнобольных

Карамзинская Колония Душевнобольных

·

Позволю себе немного забежать вперед. Дата, которой посвящена эта публикация, наступит через несколько дней. 1 (13 по н.с.) июля 1898 года считается днем основания, а точнее – начала работы Карамзинской колонии душевнобольных. Год назад был уже материал о ней: https://vk.com/brandergofer?w=wall-107791040_658%2Fall . И все же возникло желание, даже потребность вернуться к теме. Тем более - круглая дата, 120 лет. А поспешность с размещением вызвана желанием не утратить свежести впечатлений.

Прежде чем взяться за описание, совершил поездку в поселок имени Карамзина. Целый день бродил по территории больницы и окрестностям, заглядывал в самые укромные уголки, погружаясь в дух симбирской колонии, еще живущий здесь, над Волгой. Новые корпуса тоже посмотрел, но здесь о них речь идти не будет. А вот старый больничный комплекс… В первую очередь впечатлением об увиденном и хочется поделиться. Современные фотографии дополнены некоторыми историческими снимками – старыми и не очень.

А в текстовой части (не одни же фотографии показывать) – вспомним об истории создания и развития Карамзинской колонии. В чем-то неизбежны повторы прошлогоднего описания; больше же внимания будет уделено вопросам, тогда не затронутым или лишь вкратце упомянутым. Весь материал поделен на несколько частей (всего их четыре); где-то между собой они могут и пересекаться. Так сделано, чтобы поместить больше фотографий, но и при этом вошли далеко не все. Список источников приведен в конце 4-ой части.

***

I. КОЛОНИЯ. НАЧАЛО.

Начнем с фактов общеизвестных, но, видимо, забытых некоторыми нашими современниками. Теми, кто имел… нет, не смелость – самонадеянность изменить основанное на воле завещателя решение основателей Карамзинской колонии.

У Николая Михайловича Карамзина и его супруги Екатерины Андреевны было 8 детей. Младший сын, Владимир Николаевич, родившийся в 1819 г., тайный советник, сенатор, был женат на Александре Ильиничне, урожденной баронессе Дука (1820-1871). Владимир Николаевич скончался 7 августа 1879 года в Курской губернии. Он оставил завещание, в котором, в числе прочего, говорилось:

«…Вырученную из продажи моего дома сумму отдаю я в распоряжение Губернского Земского Собрания Симбирской губернии, с тем, чтобы оно на этот капитал устроило в губернском городе или в окрестностях оного, или наконец там, где оно сочтет более удобным, в пределах губернии, какое-либо благотворительное, по своему усмотрению, заведение, а именно: больницу, богадельню, приют и т. п. или по мере средств и соображаясь с местными потребностями, то и другое из примерно перечисленных благотворительных заведений, и с тем, чтобы на сооруженном таким образом здании (или зданиях) имелась такая надпись: «в воспоминание Александры Ильиничны Карамзиной сооружено памяти Николая Михайловича Карамзина».

Как видим, завещание предоставляло широкий простор для использования капитала. Единственные обязательные условия: устройство благотворительного учреждения на пользу всей губернии и посвящение его памяти А.И. и Н.М.Карамзиных – супруги и отца завещателя.

Когда в 1881 году на счет Губернского земского собрания по завещанию поступило 125.000 руб., единого мнения по использованию Карамзинского капитала не было. Собрание, обсудив вопрос, опубликовало его в печати – для всенародного обсуждения и предложило обсудить в уездных собраниях. Не будем сейчас останавливаться на всех предложениях – они были подробно рассмотрены в прошлогоднем материале. Скажем лишь, что основных проектов было не меньше 12-ти, а бурное обсуждение длилось около 10 лет.

Лишь в 1888 г. чаша весов начала склоняться в пользу открытия психиатрической больницы, чему немало способствовало тщательное изучение вопроса гласным В.Н.Насакиным и представленные им расчеты. Потребность в таком учреждении была несомненной. Душевнобольные в то время помещались в доме призрения Александровской больницы. Тесные помещения могли вместить лишь малую часть нуждающихся в лечении, а условия были ужасающими. Тот же В.Н.Насакин, посетив дом призрения, охарактеризовал его как «Дантов ад, попав в который, назад не возвращаются».

Для проработки вопроса была создана специальная комиссия. Следует заметить, к тому времени Карамзинский капитал за счет процентов увеличился почти до 200 тыс. руб. 12 декабря 1890 г. Губернское собрание утвердило постановление комиссии: «Принимая в соображение волю завещателя: 1) что капитал должен быть употреблен на создание учреждения в пользу всей губернии; 2) что из числа богоугодных заведений, в которых ощущается в настоящее время несомненная потребность… следует признать учреждение колонии душевнобольных, помещаемых теперь в доме призрения…, в котором лечение производится при условиях, не допускающих надлежащего ухода… и 3) что на устройство колонии душевнобольных можно употребить только часть капитала, которая образовалась от прироста процентов на него, а первоначальный капитал оставить неприкосновенным на учреждение впоследствии богоугодного заведения, которое земство признает наиболее удовлетворяющим потребностям все губернии…». Собрание поручило Губернской управе разработать проект колонии душевнобольных и приобрести для нее участок земли.

После рассмотрения других вариантов управа остановилась на участке удельной земли в урочище Вышка, на склоне Кременской горы в 11 верстах от Симбирска. Прекрасное место – с лесным массивом на холмах, примыкающее к пойме с множеством озер – включало 300 дес. удобной земли (пашни, сенокоса, пастбищ, леса) и 44 дес. неудобной. Затянувшиеся переговоры завершились благодаря усилиям члена управы Х.Г.Штемпеля и решение принято 6 июля 1893 года. Была достигнута договоренность о приобретении земли в кредит на 37 лет с уплатой 1013 руб. в год, а в 1914 г. участок выкуплен за 32 тыс. руб. с прибавлением еще 53 дес. леса.

Когда вопрос о земле решился, Собрание выделило 40 тыс. руб. на приобретение строительных материалов и приглашение врача-психиатра для заведывания будущей колонией и наблюдения за постройкой. На должность директора был приглашен помощник директора Саратовских психиатрических лечебниц Василий Александрович Копосов. Подробнее о нем речь пойдет в следующей части. По составленному В.А.Копосовым плану проект комплекса колонии разработал архитектор Михаил Григорьевич Алякринский. В Симбирске им построены уездная земская управа (Дом офицеров), духовное училище и другие прекрасные здания. И комплекс Карамзинской колонии решен в узнаваемом стиле зодчего. К этому времени размер Карамзинского капитала превысил 240 тыс. рублей, смета строительства предусматривала расходы в сумме 233 тыс. рублей.

Первый камень был торжественно заложен 29 июня 1895 года в присутствии первых лиц губернии, духовенства, почетных гостей. Постройка велась исключительно вручную, но быстрыми темпами. Ее осуществляли строители Симбирска, сел Белый Ключ, Вырыпаевка, Большие Ключищи. Кирпич закупался неподалеку, на заводе П.Р.Мастредева. Материалы на стройку доставляли 30 подвод Ключищинской волости. Планировалось, что больница примет первых пациентов в 1896 году. Но эти расчеты не оправдались.

М.Г.Алякринский – талантливый архитектор, в надзоре за стройкой проявил себя не лучшим образом. Возможно, это объяснялось тем, что в это время он вел еще одну большую стройку – дорогу на Сызрань. В частности, на строительстве колонии он допустил применение негодного кирпича. Стены завершенного в конце 1895 г. мужского корпуса имели кривизну, непрочность швов и другие дефекты. Земская управа отказалась принимать здание и приостановила стройку. Средств не хватало, возведение комплекса колонии оказалось под угрозой.

Тем не менее, Губернское собрание решило продолжить стройку, вести ее максимально качественно, на века, по новейшим технологиям, употребив, если понадобится, весь Карамзинский капитал. М.Г.Алякринский ушел в отставку, его место занял инженер Федор Осипович Ливчак. На том этапе перед ним стояла задача завершить строительство по проекту Алякринского, что он успешно и выполнил. Позже Федором Осиповичем было построено в Карамзинской колонии несколько зданий по своим проектам, но об этом речь пойдет позже.

К лету 1898 года достроен Главный – мужской – корпус. В его вестибюле была установлена мраморная доска с приведенными выше словами из завещания В.Н.Карамзина. В.А.Копосов писал: «…И так, 1 [13] июля 1898 года наступила новая эра лечения и призрения душевнобольных Симбирской губернии. Симбирский дом умалишенных был навсегда упразднен, и находившиеся в нем 207 больных, 125 мужчин и 82 женщин, были переведены в только что отделанные павильоны пока одного мужского отделения колонии» (2).

А строительство продолжалось. В 1899 году построен женский корпус, в 1900-м возведена церковь во имя св. Равноапостольного Князя Владимира, освященная 12 апреля 1901 г. (фото 8-10 и фото во 2-ой части). Возводились хозяйственные и служебные постройки. Вокруг больничных корпусов постепенно возникал жилой поселок. Сначала в нем жили строители, потом – служители колонии. Так, был построен дом «Хива» для специалистов. Некоторые дома покупались в Симбирске, перевозились и собирались на месте. Дом, построенный для директора колонии В.А.Копосова, имел несколько жилых комнат: зал, приемную, детскую, спальню, столовую, комнаты для прислуги, подсобные помещения. Одна из его комнат, до постройки в поселке школы, использовалась для обучения детей служащих.

Сооружение всех зданий на 400 больных (при норме 330 чел.) обошлось Симбирскому земству в 326 тыс. рублей, что ощутимо превысило размер Карамзинского капитала.

Продолжение далее.

Карамзинская Колония Душевнобольных

Карамзинская Колония Душевнобольных

Карамзинская Колония Душевнобольных

Карамзинская Колония Душевнобольных

Карамзинская Колония Душевнобольных

Карамзинская Колония Душевнобольных

Карамзинская Колония Душевнобольных

Карамзинская Колония Душевнобольных

Карамзинская Колония Душевнобольных

Карамзинская Колония Душевнобольных


Поделиться


Размер текста