Карамзинская Колония Душевнобольных (Окончание)

Карамзинская Колония Душевнобольных (Окончание)

·

IV. ПАВИЛЬОН ИМЕНИ КОПОСОВА

Строительство корпуса для ослабленных и больных женщин Карамзинской колонии на 40 мест было завершено в 1916 году. Он стал последней дореволюционной постройкой больничного комплекса. Здание было названо павильоном имени В.А.Копосова. Встречаются упоминания: это связано с тем, что Василий Александрович дал деньги на строительство из своих личных сбережений. В частности, так писал прежний главврач (в 1987-2001 гг.) больницы им.Карамзина В.Б.Шифрин (4). По другим источникам, часть суммы была пожертвована неизвестным лицом, а остальное добавлено Земской управой. Так или иначе, первый директор колонии бесспорно заслужил эту честь – именной павильон в созданном его трудами лечебном заведении.

Здание построено по проекту Ф.О.Ливчака (фото 1) из его бетонных блоков. Оно выполнено в античном стиле, напоминая древнегреческий храм. Историк поселка М.П.Телегин описал его торжественное открытие, на которое прибыло много гостей из Симбирска, произносились речи, а представитель Земской управы зачитал постановление о присвоении павильону имени Василия Александровича Копосова. На фронтоне была укреплена гласящая об этом надпись золочеными буквами (на фото 2). По тому же источнику, впоследствии, во время ремонта и стяжки стен, буквы сняли, а потом «забыли» вернуть на место.

На открытии павильона присутствовал Александр Владимирович Жиркевич. Он сделал несколько зарисовок здания, а позже написал посвященное Копосову и павильону его имени стихотворение:

…Русский эллин престарелый

В храме каменном стоит.

Храм – созданье кисти смелой –

Нам с террасы стильной, белой

Открывает волжский вид…

Несомненно, прекрасное здание с видом на Волгу, соседствующее с лесом, окруженное аккуратными клумбами и скамейками, стало украшением Карамзинской колонии.

Еще совсем недавно, в 2000-х годах, павильон имени В.А.Копосова в основном сохранял свой первоначальный вид (фото 3-4). Как здание выглядит сейчас, видно на снимках, сделанных несколько дней назад (фото 5-10). Руины…

***

Собирался еще вкратце остановиться на позднейшей истории Карамзинской колонии – больницы имени Карамзина. Но, пожалуй, не стану этого делать. Может, в другой раз. Вместо этого позволю себе некоторые размышления по поводу и не только. О многом из этого думалось, когда бродил по территории больницы и окрестным холмам, стоял у развалин павильона и у могилы Копосова. Такие места вообще располагают к раздумьям.

Конечно же, обладай люди, принявшие скороспелое решение о переименовании больницы, достаточной мудростью и компетентностью, они никогда бы не позволили себе нарушить волю завещателя – Владимира Николаевича Карамзина и изменить решение основателей колонии. Сам Василий Александрович Копосов, человек образованный и скромный, надо думать, был бы шокирован такими действиями. Несомненно, он заслуживает увековечения своего имени, но не такой же ценой! Восстановить павильон его имени, устроить там музей первого директора – вот что было бы мудро. Пусть не музей, а мемориальное здание – в первозданном виде, с той самой золоченой надписью – это стало бы настоящей данью памяти. Более того – это долг. А больница имени Копосова с руинами павильона имени Копосова – такой позор… Честное слово, стоя рядом с развалинами, готов был от стыда сквозь землю провалиться. От стыда за чужую слепоту и бесчувственность.

Но у людей, принимающих решения, видимо, совсем другая логика. Зачем во что-то вникать, что-то сохранять, восстанавливать… Куда проще жонглировать названиями. Поменяли табличку, поставили себе галочку – мероприятие выполнено, все – можно с чувством выполненного долга сидеть дальше, думать: что бы такое еще переименовать? Это к вопросу о мудрости. Впрочем, вполне допускаю: люди, давшие больнице новое имя, никогда не видели павильона имени Копосова и понятия не имеют о его существовании. Что ж, тогда это еще и к вопросу о компетентности.

Но есть еще люди, которые по должности обязаны знать и хранить. Очень хотелось бы задать вопрос руководству Управления по охране объектов культурного наследия. Не уверен, что Шарпудин Маулиевич или кто-то из его коллег прочитают эти строки, вероятно, потребуется иное обращение, но вдруг. Так вот. В непосредственной близости от Ульяновска, в поселке имени Карамзина безвозвратно погибает здание, имеющее несомненную историческую и архитектурную ценность. Павильон имени первого директора Карамзинской колонии душевнобольных Василия Александровича Копосова. В больнице, ныне носящей имя В.А.Копосова. Возведенное в 1916 году по проекту выдающегося симбирского архитектора Федора Осиповича Ливчака. Неподалеку от него окончательно разрушилось еще одно здание Ливчака – мужской павильон постройки 1909 года. С этим уже ничего не поделать, но павильон имени Копосова еще можно спасти. Как к этому относится Управление по охране объектов культурного наследия и намерено ли оно что-то предпринять? Или будет ждать окончательного разрушения? Нет здания – нет проблем?

Можно и шире поставить вопрос. Через несколько дней, 20 июля, будет отмечаться 140-летие со дня рождения Ф.О.Ливчака. Будут мероприятия и речи, несомненно. А все ли возможное делается в Ульяновске для сохранения наследия нашего архитектора? Вот несколько возведенных им строений комплекса Александровской больницы взяты под охрану государства – прекрасно. А как быть с расположенным совсем рядом другим зданием, построенным Ливчаком, – ветеринарной лабораторией? Это был очень характерный для него образец модерна – небольшой, но изящный, продуманный до мелочей. После «реконструкции», облицованный плиткой, утратив деревянные детали, дом превратился в типовую офисную коробку. А построенное по проекту Ф.О.Ливчака здание городского училища на углу улиц К.Либкнехта и Железной дивизии, в наше время обшитое сайдингом? Продолжить список? Но этим зданиям, пусть и обезображенным, хотя бы не грозит разрушение. А павильона имени Копосова, если не принять срочных мер, очень скоро не будет совсем…

Вообще, «Симбирску в Ульяновске», и без того изрядно оскудевшему, непросто живется. Его постоянно испытывают на прочность, отщипывают кусочек здесь, кусочек там. Его убивают не только прямым действием, но и равнодушием, и невежеством, и лицемерием. Всю эту убийственную политику пытаются прикрыть завесой переименований, будто бы «восстанавливающих историческую справедливость». Полноте. Эти новые-старые названия, не имеющие опоры в существующей действительности, а потому отторгаемые и рассудком, и чувствами, противоречащие реальным действиям и бездействию власти, повисают в пустоте. А пустоты, как известно, не терпят ни природа, ни разум. В отсутствие чего-то реального она заполняется разного рода химерами и чудовищами. Об этих порождениях пустоты (в прямом и переносном смысле) в контексте последних переименований у меня как-то само собой написалось целое эссе. Размышление на стыке социологии, психологии, истории, много чего еще и, надеюсь, здравого смысла. Совсем не в жанре этой страницы, но думаю, что, доведя до ума, опубликую. Потому что есть вещи, которые говорить неприятно, но надо.

А вот из совсем недавних новостей. Разработка концепции благоустройства исторической части города поручена архитектору Олегу Владимирову. Дай Бог, конечно, но что-то страшновато становится за историческую часть. Достаточно вспомнить позицию и роль Олега Михайловича в скандальной истории с домом по улице Л.Толстого, 65, в заповеднике. А уж если начать вспоминать все его проекты и идеи, а особенно в этой самой «исторической части»… Опять же – нет желания «переходить на личности», и жанр не тот, но, возможно, как-нибудь сделаю обзор. Материала более чем достаточно.

Пожалуй, хватит. Много чего хотелось бы сказать, но и так уже далеко ушли от темы – о Карамзинской колонии душевнобольных и ее создателе Василии Александровиче Копосове. Или это все о том же?..

***

Источники:

1. «Чествование директора Карамзинской колонии душевнобольных Василия Александровича Копосова по случаю 35-летия его врачебно-общественной деятельности» (Симбирск, 1912).

2. Симбирское губернское земство, «Юбилейный сборник. 1864-1914 гг.» (Симбирск, 1914): В.А.Копосов «Карамзинская колония душевно-больных» (с.13-24).

3. Я.Е.Шостак «Народное здравие. 1864-1914» (Симбирск, 1914).

4. В.Б.Шифрин «Приют добра, приют печали…» (Ульяновск, 1998).

5. М.П.Телегин «Дорога длиною в столетие» (Ульяновск, 2002).

6. С.С.Касаткина, О.А.Свешникова «Федор Ливчак» (Ульяновск, 2006).

Статьи из периодических изданий:

7. «25-летний юбилей Симбирской колонии душевнобольных» («Пролетарский путь» от 20.07.1923).

8. Л.Всеволодов «Карамзинская колония» («Пролетарский путь» от 28.07.1938).

9. М.П.Телегин «Первый психиатр Симбирска» («Ульяновская правда» от 23.02.2000).

10. М.П.Телегин «К нам Бог пожаловал» («Мономах», 2000, №4).

Карамзинская Колония Душевнобольных (Окончание)

Карамзинская Колония Душевнобольных (Окончание)

Карамзинская Колония Душевнобольных (Окончание)

Карамзинская Колония Душевнобольных (Окончание)

Карамзинская Колония Душевнобольных (Окончание)

Карамзинская Колония Душевнобольных (Окончание)

Карамзинская Колония Душевнобольных (Окончание)

Карамзинская Колония Душевнобольных (Окончание)

Карамзинская Колония Душевнобольных (Окончание)

Карамзинская Колония Душевнобольных (Окончание)


Поделиться


Размер текста