Филимонов. «Зигзаг». «Лебеди».

Филимонов. «Зигзаг». «Лебеди».

·

12 июня – годовщина со дня рождения Валентина Николаевича Филимонова (1935-2015) – одного из талантливых ульяновских архитекторов советского периода. Для него, уроженца Карелии, Ульяновск стал второй родиной. О любви к городу говорят не только построенные им здания, но и большой вклад в изучение истории архитектуры Симбирска-Ульяновска, множество краеведческих статей, участие в создании музея-заповедника.

***

В.Н.Филимонов:

«О существовании Ульяновска я узнал, когда надо было выбирать город по распределению после окончания Московского архитектурного института [1961 год]. Наши скупые познания о городе (поехали мы сюда с однокашником Серафимом Титовым)… основательно пополнились в пути – рассказами соседа по купе, интересного человека, патриота своего края…

«Облпроект», куда нам надлежало явиться на работу, располагался на главной улице – улице Гончарова. Меня, помнится, это удивило, ибо в большинстве городов…, в которых мне довелось побывать, центральная улица носила имя Ленина. А тут, на его родине?..

Ранним утром последнего дня сентября, когда поезд «Москва-Ульяновск» подкатил к перрону, перед нашим взором предстал внушительный, в сталинском стиле, с высоким шпилем вокзал, обращенный на обширную площадь. …Мы, не обремененные поклажей, решили одолеть путь пешком: хотелось воочию увидеть незнакомый город. Помню, какое неизгладимое впечатление произвела на нас необъятная ширь Волги, вид на которую неожиданно открылся в конце улицы Кирова. Ведь мы надеялись увидеть пусть и широкую, но реку, а не огромное водохранилище-море.

…На всем маршруте нас сопровождала в основном деревянная застройка, присущая больше провинциальному городку. Выйдя на улицу Гончарова с южной ее стороны, поначалу мы не нашли отличия от близлежащих улиц Кирова и Минаева. Единственное, чем она выделялась, это бульвар посреди, огражденный чугунной решеткой. …Уже в наше время бульвар подвергся коренной реконструкции. Вначале был срезан густой кустарник карагача, высажены хорошие породы деревьев, поставлены современные фонари…, а затем… снесена чугунная ограда, возведенная в трудные послевоенные годы…

…На перекрестке с улицей К.Либкнехта мы увидели первые многоэтажные дома застройки 50-х годов – эпохи борьбы с излишеством в архитектуре. А за деревянным забором просматривалась новостройка – будущая гостиница «Волга». И, наконец, сплошным фронтом по обе стороны нас встретила симбирская архитектура – разностильная, разноэтажная, но капитальная старинная застройка, придающая улице несомненно своеобразный колорит. Особенно выделялись привлекательной архитектурой Главпочтамт, Дворец пионеров (театр кукол), но особенно ярким модерном – кинотеатр «Художественный».

Увлеченные рассмотрением исторической застройки, мы оказались у Торговых рядов – одной из старинных построек города. Ориентируя нас о местонахождении проектной организации, попутчик по купе назвал два здания: Столбы и Кривой дом. Уловив наш неподдельный интерес…, он поведал о склонности ульяновцев давать значимым домам города свои звучные и легко запоминающиеся названия…

В этой стойкой склонности горожан я вскоре убедился сам. Когда появился на углу улиц Гончарова-Ленина первый в городе современный магазин, его тотчас окрестили Аквариумом… Мне, автору, это несколько экстравагантное название торгового предприятия стало понятным не сразу. Оказывается, причиной стало применение впервые в Ульяновске сплошного остекления витрин. А как образно! За обилие лоджий фронтальные 9-этажки по улице Минаева были наречены «этажерками»!..

Нам, «первому десанту» выпускников МАРХИ…, полному желания созидать, старинный град, лишенный в 30-ые годы соборов и церквей, виделся современным, белокаменным, с широкими зелеными проспектами, застроенными многоэтажными удобными домами, с высотными архитектурными акцентами на месте утраченных храмов, с представительными общественными зданиями…».

(«Жизнь и экономика» от 16 августа 1996 г.)

***

Собственно, обзор проектов В.Н.Филимонова был ровно год назад – к этой же дате. Реконструкция кинотеатра «Рассвет» (в ходе строительства) и ресторана «Волна». Дом с магазином «Аквариум», Дом художника, пристрой к Дому офицеров. Жилые комплексы на проспекте Нариманова, улицах Орлова, Локомотивной / Инзенской… Трибуны ипподрома – 8 городов запросили этот проект для постройки у себя. Санаторий им.Ленина в Ундорах. А сколько нереализованных: музей А.А.Пластова в Прислонихе, гостиница «Интурист»… В том же прошлогоднем материале и ряде других приводились краеведческие статьи Филимонова. Что ж, значит сегодня можно больше внимания уделить отдельным проектам архитектора. И как-то сами собой выбрались два из них.

Вспомним подмеченную Валентином Николаевичем склонность ульяновцев давать звучные названия зданиям. Но, конечно, только зданиям заметным, выделяющимся. Не нарекут люди именем собственным невыразительную постройку, мимо которой пройдешь, скользнув безразличным взглядом. Эти дома не оставили жителей города равнодушными и сразу обзавелись именами. Жилой дом для партийно-советской элиты на углу улиц К.Либкнехта и Матросова называли и «Домом партийной совести», и «Замком Броуди»… Больше он известен как «Зигзаг удачи». А три девятиэтажки на другой стороне улицы К.Либкнехта, с арками-навесами над тротуаром, горожане образно прозвали «Белые лебеди»…

***

По понятным причинам ход строительства и особенности планировки дома на перекрестке улиц К.Либкнехта-Матросова в прессе того времени не освещались. Подробности «отличной от других» номенклатурной жизни не принято было выставлять напоказ. Об истории этого дома автор проекта поведал намного позже.

В.Н.Филимонов:

«Выбор места, проектирование и строительство его – целая история. Все началось с того, что построенный ранее 14-этажный дом у кинотеатра «Рассвет» не вместил всех жаждущих в нем поселиться партийных и советских чиновников. Тогда партбосс Скочилов решил… поставить еще один дом, комфортнее прежнего – по индивидуальному проекту. Получить такой заказ было мечтой любого архитектора, но счастье улыбнулось мне.

Работа над проектом на первом этапе изрядно затянулась из-за неоднократной смены участка… Первое его местоположение – на волжской бровке в районе улицы Каштанкина было отвергнуто: кто-то вспомнил о шуме от железной дороги. Второе – на Старом Венце – попало, как выяснилось, на предполагаемый в перспективе бульвар. Все это вызвало гнев Первого (он сам собирался в новом доме жить) и головную боль у всех исполнителей…

И вот однажды утром встречает меня у двери института взволнованный директор и просит срочно собрать планшеты с проектом для показа на бюро обкома. Я попросил шефа при докладе высказать и наше мнение… Наконец, звонок из приемной – пулей лечу в директорский кабинет. Прямо с порога слышу: «Пляши! Твоя взяла!». Затем, выждав паузу, спрашивает: «Как думаешь, почему?». …Оказывается, внимание заказчиков сразу привлек вариант с роскошными лоджиями, выход на которые был не только из обширных зал, но и из опочивален. «Мужики, да это же находка! В критической ситуации (явится жена) есть куда спрятать любовницу!».

В пользу этого варианта было и то, что на лестничную площадку выходила всего одна дверь, в квартирах по два санузла, а в цокольном этаже – индивидуальные помещения для хоз.деятельности. Правда, пресловутых квартир в двух и трех уровнях нет. Высота помещений нестандартная.

Поставленная в тот раз галочка – автограф А.А.Скочилова – открыла зеленый свет к строительству 28-квартирного дома… на участке улицы Матросова, где был только что произведен снос старинной симбирской застройки. Как только был готов проект, потребовавший нестандартных решений (например, «висячие» лоджии), закипела ударная стройка. Несмотря на сложное объемное решение, дом выстроили в кратчайший срок. Но темпы строительства оказались моей головной болью, ибо желающих тут упростить, там изменить было достаточно. Едва удалось отстоять отделку ограждений лоджий из дерева (дуба). За моей спиной было получено «добро» из обкома на замену его типовыми бетонными панелями. Кому-то не понравился небрежно выполненный строителями образец… Пришлось на время стать плотником и все переделать, что убедило даже Самого!

Дом и в процессе эксплуатации не давал покоя своим первоначальным видом. Он покорил саратовских обкомовцев, которые захотели его повторить у себя. Взяли чертежи, но, говорят, строить побоялись. Жильцы же элитного дома поддались всеобщему настроению: то остеклять лоджии, то размещать погреба под ними. А вот согласия между ними не хватило даже на то, чтобы заказать единый рисунок столярки стеклоограждения. И чтобы предотвратить возведение кирпичных стен под лоджиями фасада, обращенного на улицу, пришлось… через газету обратиться с мольбой к городским властям и к совести тех, кто когда-то рулил народом…».

(«Симбирский курьер» от 20 августа 2002 г.)

***

А вот возведение комплекса из трех жилых домов на нечетной стороне улицы К.Либкнехта областная газета освещала широко. И первая статья – еще до начала строительства – была написана самим автором проекта.

В.Н.Филимонов:

«БОЛЬШИЕ ЭТАЖИ МАЛОЙ УЛИЦЫ

Большая реконструкция… предстоит улице Карла Либкнехта. Архитектурно-конструкторский отдел №1 института «Ульяновскгражданпроект» разработал проект застройки квартала «А» – участка северной стороны улицы, где ведется снос деревянного фонда.

Здесь… будет возведен комплекс из трех 9-этажных домов с пристроенными блоками общественного назначения: детского клуба, сберкассы и магазина «Союзпечать». Привлекательность и уют улочки, которые достигались сочетанием непохожих друг на друга резных домиков с пологом вековых тополей, мы попытались воссоздать новыми средствами. Так появилось необычное решение входов в одноэтажные пристрои – в виде «арок», перекинутых через тротуар. Этот прием позволит создать сомасштабную человеку пространственную среду, а арки, обогащенные световой рекламой, откроют еще и интересную зрительную перспективу.

Свободное расположение объемов жилых домов, дающих множество точек их восприятия, требовало выразительной пластики всех фасадов. Близость же застройки противоположной стороны улицы, перекрывающей вид из квартир на просторы Волги…, навеяло кронообразную форму домов. Она создается путем нависающих лоджий и балконов с 6-го этажа. Большое внимание уделено подбору материалов наружной отделки.

В новой системе застройки получит свое развитие детский парк им. А.Матросова… Доступ на его территорию предусмотрен и со стороны улицы К.Либкнехта.

В заключение хочется подчеркнуть, что гражданская ответственность проектировщиков, полем деятельности которых все чаще становится охранная зона Ульяновска, постоянно возрастает. Мы должны помнить, что имеем дело с объектами исторического и архитектурного значения, которые порой еще не выявлены до конца, но являются свидетелями эпохи, связанной с жизнью… многих ее замечательных современников».

(«Ульяновская правда» от 19 октября 1980 г.)

***

Последние слова статьи заставили отвлечься от домов на улице К.Либкнехта – поставленная в них проблема намного шире. Можно привести много статей В.Н.Филимонова, где он говорит о необходимости бережного отношения к исторической застройке и с горечью – о невосполнимых потерях. Вот отрывок из его статьи, опубликованной в том же 1980 году:

«Наш город – это и старинные улицы с россыпью зданий разных стилей и эпох, при ремонте которых должен обязательно сохраняться или восстанавливаться первоначальный облик. Но, как нередко бывает, после сей операции они утрачивают… целые части здания. Так произошло с интереснейшим по архитектуре жилым домом, расположенным в переулке Кузнецова. После капитального ремонта исчезла целая веранда, выполненная в резном дереве. И как не вспомнить слова: «Если мы в прошлое выстрелим из пистолета, то будущее выстрелит в нас из пушки» («Ульяновская правда» от 30 января 1980 г.).

Видимо, речь о доме врача П.С.Петрова (архитектор А.А.Шодэ), пер. Кузнецова, 14, который ныне вообще утратил первоначальный вид. А что уж говорить про старинные здания, которые попросту сносятся либо разрушаются сами собой – по причине отсутствия охранного статуса или невзирая на таковой…

***

Завершая разговор о «Зигзаге удачи» и «Белых лебедях», хочется привести еще одну цитату. Архитектор, художник, поэт Лев Николаевич Нецветаев писал об этих проектах В.Н.Филимонова в статье, посвященной 50-летию своего старшего коллеги и друга:

«…Я люблю бывать на тенистой улице К.Либкнехта – там, где зеленая лужайка подчеркивает живописные уступы 4-этажного жилого дома с деревянными закругленными лоджиями. А на другой стороне – стройная череда белокаменных 9-этажных красавцев с небольшими пристроями, точно попадающими в камерный масштаб улицы. Глядя на них, народный архитектор СССР профессор Б.Р.Рубаненко сказал: «Я бы не отказался быть автором этих домов» («Ульяновская правда» от 5 июля 1985 г.).

Жаль, конечно, тех «непохожих друг на друга резных домиков» на тихой улице – помнятся они очень хорошо. Но принципиальные решения о сносе и масштабном строительстве принимаются на других уровнях, и городу необходимо развиваться. Были предложения того же Л.Н.Нецветаева и других людей о сохранении самых красивых резных украшений, использовании их в новых зданиях и интерьерах, создании музея деревянного зодчества… А вот несомненно талантливое решение новой застройки улицы – бесспорная заслуга архитектора Валентина Николаевича Филимонова.

Филимонов. «Зигзаг». «Лебеди».

Филимонов. «Зигзаг». «Лебеди».

Филимонов. «Зигзаг». «Лебеди».

Филимонов. «Зигзаг». «Лебеди».

Филимонов. «Зигзаг». «Лебеди».

Филимонов. «Зигзаг». «Лебеди».

Филимонов. «Зигзаг». «Лебеди».

Филимонов. «Зигзаг». «Лебеди».

Филимонов. «Зигзаг». «Лебеди».

Филимонов. «Зигзаг». «Лебеди».


Поделиться


Размер текста