Архитектор И Порождения Пустоты

Архитектор И Порождения Пустоты

·

Сказав «А», следует говорить «Б». Возможно, несколько поспешно пообещал разместить заметки о «смысловых галлюцинациях», порождаемых чередой последних переименований, а также о позиции и творчестве архитектора О.М.Владимирова в контексте сохранения исторического наследия. Что ж, без большой охоты, но выполняю. Подумав, решил объединить эти две темы. Они во многом пересекаются и, по большому счету, речь идет о явлениях одного порядка. Сразу оговорюсь: это лишь личное мнение, которого никому не навязываю.

Совсем недавно (ulgrad.ru, 20.06.2018) Олег Михайлович высказал вполне здравое суждение по поводу переименования площади, оценив ее как «разрушение композиции социального пространства», «новый виток уничтожения… теперь уже советской истории» и предположив, что следующим шагом будет перенос памятника и строительство собора. Полностью согласен: на этом месте сложилась новая социальная и пространственная структура, которая и обусловила топонимику. К этому еще вернемся. Правда, не разделяю конспирологическую версию о подготовке к возведению собора. По чисто техническим причинам. Была уже такая попытка, чуть не приведшая к разрушению соседних зданий. Людям, сидящим в большом доме на площади, можно много чего предъявить, но не безумцы же они – ведь их здания это в первую очередь коснется. А если такие планы все же зреют, то это уже вопрос не градостроительства, а психиатрии.

Но вот в чем вопрос. Давно ли у Олега Михайловича появились такие взгляды? Его имя стало на слуху после резонансного проекта «Музей СССР», презентованного в 2013 году. Некоторые фрагменты представлены на фото 1-4. Рядом с устремленными ввысь небоскребами мы видим восстановленный Николаевский собор (Троицкого, правда, нет), а также Никольскую церковь, дом губернатора, водопроводную башню. То есть тогда архитектор не считал, что они нарушают «целостность сложившегося градостроительного ансамбля», включающего «не только здания, но и пространство между ними, организованное особым образом в эспланаду» (там же)? И когда же он выражал свое истинное мнение – в этих словах или составляя те проекты?

Скажете, «Музей СССР» – отвлеченные архитектурные фантазии? Но вот часть этого проекта на фото 4. Перекресток улиц Минаева и Кирова, «башня Евразии». То есть, без учета прежних, по разным причинам несостоявшихся прожектов, Олега Михайловича вполне можно считать предтечей «Пионер-парка», он же «Дом на Минаева». Он и сам не скрывает симпатии к этому сооружению, являясь, по сути, его идеологом. Более того – он уверен, что мы все этот дом горячо полюбим, когда увидим во всей красе и преодолеем косность: «…Люди не разбираются в деталях, хватают по верхам… Люди привыкли к провинциальной архитектуре, все новое вызывает отторжение. Но когда пейзажи начнут печатать в календарях и их повесят у себя в офисах, все забудут о «темной башне» (ulpressa.ru, 26.12.2017). То есть, стерпится – слюбится. Ну, а как быть с тем, что огромное здание полностью разрушило композицию улицы Минаева, тщательно продуманную советскими архитекторами? Задавило не только находящиеся рядом симбирскую электростанцию, Дом техники, детскую библиотеку, но и обелиск Славы? Ничего страшного. Архитектор считает это лишь сменой доминант, причем в лучшую сторону.

Отвлечемся ненадолго. О своем видении проблемы переименований уже приходилось высказываться. Уверен: название должно иметь в своей основе не только «фантомную боль», но, в первую очередь, опираться на существующие реалии, учитывать сложившуюся градостроительную ситуацию. Об этом не раз, задолго до нынешних событий, говорил краевед и топонимист В.Н.Ильин. Без такой опоры название оказывается подвешенным в пустоте. А пустота имеет свойство заполняться. В отсутствии реальной основы ее заполняют разного рода домыслы, абсурдные трактовки и прочие химеры. Способствует этому и недостаток исторических познаний – как у рядовых граждан, так и у начальства.

Возьмем Дворцовую улицу, которая долгое время носила имя К.Маркса. В Симбирске ее название имело вполне определенный смысл: улица вела к дворцу. Так называли дом губернатора, примыкавший с юго-востока к Карамзинскому саду в его прежних границах. Стоявшая рядом Никольская церковь в народе именовалась Дворцовой. Дом губернатора – Дом свободы снесли в 1969 году, поскольку, заступая на вновь созданную эспланаду, он закрывал обзор на мемориал. И вот – дворца нет, а Дворцовая улица есть. Разумеется, сбитый с толку разум ищет хоть какого-то обоснования. Давно уже довелось прочесть одну статью. Ее автор, говоря о тогда вновь поименованном ДК «Губернаторский» рассуждал: был губернаторский дом – очаг культуры. Теперь совсем рядом у нас есть его преемник – Дворец культуры с тем же названием. Такая вот связь эпох. Надо думать, и при переименовании рассчитывали на такую трактовку. Разумеется, сразу возникла и конспирологическая версия. Мол, переименование инициировали владельцы «Версаля», дабы повысить статус своего здания. Но не обнаружилось у ульяновцев желания ассоциировать название улицы ни с ДК, ни с ТЦ.

И вот на сцене снова появляется наш герой. В своем ЖЖ (arch-vladimirov.livejournal.com) О.М.Владимиров опубликовал заметку «Особое мнение…». Уж извините, но показалось мне, что начал он за здравие, а кончил за упокой. Сначала архитектор высказал негативное мнение о строительстве колокольни с надвратным храмом Спасского монастыря. Тесный участок, не вписывается в окружающую застройку и т п. Что ж, это его профессиональное мнение, которое имеет полное право на существование. И тут же он выдвигает сногсшибательную идею. Взять новообретенную Дворцовую улицу и застроить ее дворцами разных эпох и стилей, «превратить в улицу «Дворцов». При этом Олег Михайлович априори, без тени сомнения считает уже состоявшимися дворцами «Версаль» и ДК «Губернаторский». А еще будут «Красный куб» в стиле советского авангарда на углу Спасской и Дворцовой, башня со шпилем и звездой на жилом доме – сталинский ампир и т.п. Вот тут вопроса – впишутся ли эти «дворцы» в тесную и по большей части историческую застройку, у него, похоже, не возникает. Главное, ни у кого не будет сомнений – это Дворцовая улица! Вот они – порождения пустоты, в которой существует не основанное на реалиях название.

То же происходит вокруг переименованной площади. Обратите внимание, в старых симбирских источниках писали «соборная площадь» - с маленькой буквы. То есть, это воспринималось даже не как имя собственное, а как привязка к конкретным ориентирам: площадь, на которой стоят соборы. Соборная площадь без соборов, но с памятником Ленину и зданием, построенным как обком КПСС, – нонсенс, абсурд; это парадокс, против которого восстают логика и здравый смысл. Прежнее название – площадь Ленина – прочно опиралось на существующий архитектурный ансамбль. Ведь дано оно было лишь в 1940 году, после установки памятника. Новое-старое название в окружающей действительности не подкреплено ничем. Тем скорее эта пустота стремится себя заполнить.

Разумеется, тут же возникло мнение, что переименование – первый шаг к строительству собора. Вряд ли оно истинно, но его появление было неизбежным. Оно не могло не возникнуть. Практически сразу была сделана попытка (явно сторонниками переименования) увязать название со словом «соборность» - единение. И это по поводу решения, расколовшего город на два непримиримых лагеря! Подальше бы от такой соборности… Все чаще слышится в разговорах горожан ироничное «Бессоборная». Ну, а что вы хотели? Как говорится, за что боролись, на то и… А вот моя 80-летняя мама непоколебимо уверена, что новое название образовано от слова «соборовать» - готовить к смерти. Я и не пытался ее переубедить. Во-первых, бесполезно, а во-вторых – что-то в этом есть…

Но вернемся к Олегу Михайловичу Владимирову. Поговорим теперь не об идеях и концепциях, а о конкретных проектах. Их много, поэтому за неимением места ограничимся двумя. Всем, конечно, знаком Теремок – дом С.С.Бокоунина, построенный Ф.О.Ливчаком (Радищева, 4). А рядом, на Радищева, 6, стоял дом, построенный в 1867 г. по проекту В.А.Алатырцева (фото 5). Незадолго до сноса он был признан историческим памятником. Нет, Олег Михайлович не имеет отношения к сносу, это сделали до него. В 2008 г. здесь развернулось незаконное строительство жилого дома (фото 6), тогда дом Алатырцевых и сломали. Против стройки в непосредственной близости от Теремка – уникального памятника архитектуры – восстал заповедник, возглавляемый тогда А.Н.Зубовым. Было вынесено судебное решение о сносе незаконной постройки (оказывается, и так бывает!) и восстановлении утраченного памятника. Дом Алатырцевых, правда, не восстановили. На его месте и было построено офисное здание по проекту (фото 7) О.М.Владимирова. Надо думать, оно отвечало требованиям по этажности и прочим критериям. Ну, а в остальном? Работа архитектора в исторической зоне, более того – рядом с одним из красивейших домов города, должна подразумевать особую ответственность. И как, по-вашему, – украсило Теремок такое соседство? Одна из участниц группы назвала это здание «крематорием». Слишком, пожалуй, резко, но явный диссонанс причудливого деревянного модерна и серой офисной коробки налицо.

Другой проект в исторической части Ульяновска, несмотря на все усилия, Олегу Михайловичу реализовать не удалось. Речь идет о здании (кафе) на улице Гончарова, рядом с ЦУМом – на месте теперешнего фонтана (фото 8). В своем ЖЖ архитектор пишет о необходимости восстановления здесь «исторически непрерывного характера уличного фронта застройки». Пусть так. Стоял прежде на этом месте дом, снесенный заодно со Столбами. Не особо парадный, но типичный для данного места и города вообще, а вместе с нынешним домом №17 – по другую сторону от 19-го – создававший симметрию на этом участке улицы. И если уж употребляются слова «восстановление», «исторический», может, стоило вспомнить о том доме? Не воссоздавать, конечно, но оттолкнуться от идеи. Все-таки, историческая зона. Но, нет, Олег Михайлович проектирует нечто совсем другое – ступенчатое, с колоннами и беседкой наверху. Уж не знаю, навеяна она знаменитыми симбирскими бельведерами (за что же их так?) или антуражем находящихся неподалеку банковско-офисных зданий. Но вся эта смесь псевдоантичности и пирамид древних майя выглядит тут абсолютно неуместной – на мой взгляд. Не могу сказать, почему проект не воплотился – проснулся здравый смысл тех, кто дает разрешение, или сказались акции протеста у фонтана. Сам архитектор горько жаловался на конфликт интересов со стадионом, а также громоздкость и противоречивость градостроительных документов. Если так – слава бюрократии.

Можно было бы упомянуть еще о проекте подобного здания, втиснутого в тесный участок у дома №18 по улице К.Маркса и проч. Но, кажется, и без того уже понятно, как соотносятся творчество О.М.Владимирова и историческая среда. Никак. Это взаимоисключающие понятия.

Надо отдать должное – Олег Михайлович с пиететом относится к лучшим образцам советского зодчества. Если не ошибаюсь, это по его инициативе поднимался вопрос о признании ЦУМа объектом культурного наследия. Резко выступил архитектор и против реконструкции областной детской библиотеки, предусматривающей изменение первоначального вида. Слов нет, все это заслуживает уважения. Ну, а как насчет сохранения симбирской старины? Кажется, такой проблемы он не видит вообще. Приведу отрывок из интервью («АиФ-Ульяновск» от 6.07.2016):

Корр. - Из 80 памятников деревянного зодчества большинство – в центре и в весьма жалком состоянии. «АиФ» проводил опрос «Нужны ли Ульяновску старые деревянные дома - объекты культурного наследия?». Мнение, что эти дома (хотя бы часть из них) надо сохранить, лидирует.

О.В. - Что произойдет, если снести старый деревянный дом? На его месте появится современный, страшный, который никак не связан с историей и культурой этого места, с соседними домами. …Поэтому люди считают, что пусть лучше сохранится старое. А вот чтобы на месте старой застройки появилась качественная, надо вернуться к началу, к стратегии пространственного развития этой территории. …Если мы этого хотим, значит, нужно внести это во все требования к застройщику. Сейчас эти требования минимальные – ограничения по этажности. Поэтому инвестор считает, что он может делать все, что хочет…

Вот так. Все вроде верно, но ведь архитектору задали вопрос о сохранении объектов культурного наследия. В ответе о старых домах он не сказал ничего. Оказывается, все дело в том, что плохо строят новые. Если будут строить хорошо (видимо, по его проектам), то проблема отпадет сама собой. Тогда все старые дома можно будет со спокойной совестью снести, и жители города встретят это с пониманием.

Предельно ясно высветилась эта позиция О.М.Владимирова в истории с домом по улице Л.Толстого, 65. Будучи автором и главной движущей силой, невзирая на сопротивление заповедника и возмущение общественности, он продавил-таки строительство и узаконивание клубного дома на территории заповедника. Вполне обоснованы опасения, что это лишь начало, испытание на прочность. Достаточно плотине дать одну трещину, и…

С 1 августа в администрации Ульяновска должно появиться управление по развитию исторической части города. А архитектору О.Владимирову поручено разработать концепцию благоустройства этой самой исторической части. Ее реализацией и займется новое управление. Надо полагать, городские власти нашли человека, чьи представления о путях решения этой задачи вполне соответствуют их собственному пониманию. Не знаю как вам, а мне за будущее «Симбирска в Ульяновске» откровенно страшно. Из всего предыдущего опыта и из вышесказанного можно предположить, что речь пойдет не о «развитии» и «благоустройстве», а об окончательном уничтожении исторической среды. Можно лишь надеяться, что рано или поздно время все расставит по своим местам. Не слишком бы поздно…

Архитектор И Порождения Пустоты

Архитектор И Порождения Пустоты

Архитектор И Порождения Пустоты

Архитектор И Порождения Пустоты

Архитектор И Порождения Пустоты

Архитектор И Порождения Пустоты

Архитектор И Порождения Пустоты

Архитектор И Порождения Пустоты


Поделиться


Размер текста