А.И.Титовский: «Сделанное Мною Может Представлять Для Будущего Интерес»

А.И.Титовский: «Сделанное Мною Может Представлять Для Будущего Интерес»

·

Давно испытываю чувство неловкости из-за того, что до сих пор почти ничего не писал об Александре Ивановиче Титовском. И это при том, что во многих публикациях иллюстрациями служили его работы. Многочисленные зарисовки Винновской рощи и парка Дружбы народов; строительства речного порта; старых симбирских-ульяновских домов и улиц, ныне в значительной части уже не существующих, и новостроек 60-70-х… Мало кто в такой степени заслужил право называться художником-краеведом, как А.И.Титовский. Множество его рисунков хранится в фондах Краеведческого музея и областного архива, публиковалось в местных изданиях. Часть этих работ можно увидеть в альбоме группы по ссылке: https://vk.com/album-107791040_255689603 . Но в подборку к сегодняшним заметкам захотелось включить совсем другие рисунки Александра Ивановича.

В 1991-м и в начале 2000-х А.И.Титовский передал ряд своих работ в дар Дворцу книги. Как написал он в дарственной записи: «учитывая свой преклонный возраст и полагая, что сделанное мною, как художником, может представлять для будущего интерес, а также движимый чувством благодарности за многолетнюю помощь мне печатным материалом со стороны отдела краеведения и МБА…». По этим рисункам, о которых художник говорил, что они являются «откликом на современную действительность», видно, что волновало Титовского в последние годы жизни. Впрочем, в толстой папке, хранящейся в библиотеке, можно найти не только изображения «прелестей» 90-х. Немалую часть составляют рисунки по мотивам Лермонтова, Гоголя, Гёте, Т.Манна и др., венецианские мотивы, городские и бытовые зарисовки, аллегории и т.д.

В материалах А.И.Титовского во Дворце книги хранится его автобиография (примерно такая же и тоже датированная 1991 годом есть в областном архиве). Удивительно, но всю свою большую и полную событий жизнь он смог уместить на одной страничке, заполненной каллиграфическим почерком. Ниже текст приведен полностью:

***

АВТОБИОГРАФИЯ

Я, Титовский Александр Иванович, родился 7 сентября 1912 года в г.Дубовке Волгоградской области [Царицынского уезда]. В 20-ые годы жил и окончил девятилетку в г.Сталинграде. С 1930 по 1934 год учился в Художественном техникуме. С 1934 по 1936 – проходил службу в кадровой армии в г.Баку. В 1937 г. один год работал младшим конструктором на Тракторном заводе. С 1938 по 1941 г. работал художником-оформителем в Доме Красной Армии Сталинградского авиаучилища. С 1941-го по 1945 год был на фронте в действующей армии. После демобилизации приехал в Ульяновск, где проживала семья.

С 1945 г. два года работал художником-ретушером в редакции «Ульяновской правды». Затем, будучи членом товарищества «Художник», с 1950 по 1955 год работал художником-ретушером в редакции молодежной газеты «Ульяновский комсомолец», а с 1957 по 1961 г. был художественным редактором в местном книжном издательстве. В 50-ые годы, как художник, работал на досуге на строительстве речного порта в Ульяновске, зарисовки со строительства хранятся в Краеведческом музее.

С 1963 по 1973 г. работал художником-ретушером в областной типографии. С 1973 года на пенсии. В эти же годы (с 1964 года) вместе с женой, в отпускное время, ежегодно путешествовал по Лермонтовским местам Кавказа; работы с этих дорог (свыше 300 листов) хранятся в фонде Пятигорского музея-заповедника М.Ю.Лермонтова.

Будучи пенсионером, во второй половине 70-х годов работал в области литературного краеведения по теме: «Лермонтов и Симбирск» – над вопросом возможности пребывания Лермонтова в Симбирске и о симбирской родне поэта – Столыпиных.

80-ые годы были ознаменованы в моей работе двумя параллельными интересами: была создана серия зарисовок «Ульяновская старина» – 98 листов (хранятся в Краеведческом музее), а также работа по доказательствам подлинного Гончаровского, связанного с романом «Обрыв» места у Киндяковской рощи. Однако семь лет моих усилий по признанию этого места краеведами остались безрезультатными; получив на нервной основе остеохондроз, я вынужден был оставить эту работу незавершенной.

6 сентября 1991г.

***

Да, кажется, все «анкетные» факты биографии названы, основные вехи жизни обозначены. Но сколько же осталось за рамками этого лаконичного рассказа!

Александр Иванович Титовский шутливо называл себя «несостоявшимся художником»: не получил высшего образования, не был членом Союза художников. Мог бы стать, заслужил, но – не хотел. Он говорил: «Это не в моих правилах – быть членом какой-то организации. Я не был ни пионером, ни комсомольцем, ни членом КПСС. Художник должен быть свободным. Иначе обязательно появится указательный палец…». А сделанного им хватит на творческую биографию не одного профессионального живописца. А также – историка и литературоведа.

«Семья наша была мастеровая. Дед, рассказывали, был художником. Однажды нарисовал на пуговице портрет царя. Отец тоже немножко рисовал. Помню, нарисует паровоз с вагонами, а я копирую. Потом стал ходить с ним на Волгу, жили мы тогда в Царицыне. Отец сидит, любуется рекой, а я в альбомчик пароходы зарисовываю. … Окончил три курса художественного училища. А время голодное было – 33-й год. Мы думали больше о еде, а не о живописи. Пришлось бросить. Нужно было мать с сестрой кормить…».

Лермонтов… Это имя пленило Александра Титовского еще в юности. Он зачитывался книгами поэта, в деталях изучил его биографию, пробовал рисовать иллюстрации. Планировал поездки по лермонтовским местам. Эти планы оборвала война. Александр Иванович не любил вспоминать о войне, которую всю, от начала до конца прошел в пехоте, автоматчиком, был ранен. Но об одном эпизоде рассказывал охотно. После боев за Сталинград и Ростов, в донской станице, заночевал в холодной избе-читальне. На полке, среди других книг, стояли томики Лермонтова. В эту ночь он не сомкнул глаз – читал и чувствовал себя родившимся заново.

В послевоенные годы Александр Иванович обосновался в Ульяновске. Сталинград был разрушен, их дом сгорел, жена – родом из Ульяновска – приехала сюда в эвакуацию. Так и он после демобилизации оказался в нашем городе. Не ушла его любовь к Лермонтову. Прочитав книгу И.Андронникова «Лермонтов в Грузии», Титовский загорелся старой мечтой – пройти кавказскими дорогами поэта. В 1964 году с женой Капитолиной Петровной отправились в первую экспедицию: по Военно-Грузинской дороге от Орджоникидзе до Тбилиси. Поездом, автобусом, пешком… Объездили Грузию, Кахетию, ночевали в Дарьяльском ущелье.

Новые поездки: Дагестан, Чечня, Ингушетия, Азербайджан, Пятигорск, Минеральные Воды… Каждый год, восемь экспедиций. Он составил 15 карт-схем лермонтовских мест на Кавказе, создал около 300 живописных работ. Как говорил Александр Иванович: «Что рисовал Лермонтов, то и я зарисовывал». В Ульяновске тогда прошло три выставки. Все эти материалы ныне хранятся в Пятигорском музее-заповеднике М.Ю.Лермонтова. Кавказские дневники А.И.Титовского «По следам поэта» («В гостях у царицы Тамары») – серьезное исследование, где путевые заметки сплелись с глубокими раздумьями о судьбе поэта. Собственные впечатления дополнены результатами изучения солидных монографий, архивных документов, работы в ленинградском Пушкинском доме.

Завершив кавказский цикл, Титовский не расстался с Лермонтовым. В 1970-х гг. он занимался симбирской линией в жизни поэта. Изучал связи Лермонтова с нашим краем, сведения о его симбирской родне, прорабатывал вопрос о возможности посещения в 1829 году поэтом Симбирска, который детально описан им в поэме «Сашка».

Своей страсти Александр Иванович отдавал свободное время, совмещая ее с работой художником в местных газетах, художественном фонде, областной типографии. В «Ульяновской правде» быстро овладел техникой ретуши: «порой старинные снимки просто рисовал и вытягивал их даже для первой полосы». В редакции работал с Александром Ивановичем Маркелычевым.

В 50-х годах А.И.Титовский все свободное время проводил на строительстве речного порта; сделал огромное количество карандашных рисунков и акварелей. Вся история сооружения порта предстает перед зрителем в деталях. Он говорил, что занимался этой работой по творческому заданию редакции «Ульяновского комсомольца». Надо думать, «творческое задание» выпросил себе сам: иначе не был бы допущен на стройку. И все равно пришлось получать специальное разрешение, а во время работы, по воспоминаниям художника, поступали «директивы»: что можно рисовать, а что нет. Большинство этих работ хранится сейчас в Краеведческом музее, часть – в областном архиве. Близки к этому циклу и многочисленные волжские пейзажи Титовского.

Начиная с 40-х годов Александр Иванович работал в жанре городского пейзажа. Переносил на бумагу памятники архитектуры, уголки старого города, берега Волги и Свияги, новостройки Засвияжья. В 1980-х взялся за титанический труд: серию «Ульяновская старина». Дом за домом, улица за улицей. Радищева, Рылеева, Красноармейская, Корюкина, Пролетарская, Плеханова… Около 100 графических листов и акварелей, хранящихся теперь в Краеведческом музее. В подписях большинства работ – имена симбирских владельцев домов.

С полгода назад я отправился этим маршрутом Титовского. День за днем ходил по городу с его рисунками, сравнивал. Конечно, и до «экспедиции» знал, что большинства этих домов уже нет. На их месте выросли высотные здания или особняки-новоделы. Но и оставшееся – до слез жалко выглядит в сравнении с тем, что запечатлено 30 лет назад четкой графикой и яркими акварелями художника. Большинство этих старых домов если не перестроено до неузнаваемости, то рассыпается от ветхости. В том числе здания, признанные объектами культурного наследия. Эти рисунки – уже история. Как по работам Д.И.Архангельского можно изучать старый, ушедший Симбирск, так и рисунки А.И.Титовского – путеводитель по совсем недавнему, но уже не существующему Ульяновску.

Он продолжал заниматься литературным краеведением. После Лермонтова в 1980-х годах обратился к И.А.Гончарову, точнее – к его роману «Обрыв». Сразу после выхода романа симбиряне узнали в Малиновке имение Киндяковых; его дом, рощу, сад, пруды, беседку, оранжерею, деревню Винновку; узнали Симбирск, названный в «Обрыве» городом С. Когда Титовский занялся этой темой, существовала официальная точка зрения: действие романа разворачивается на южной окраине Винновки, где раньше стояла беседка. Титовский обошел все тропки в Винновской роще, изучил массу архивных документов. Ему удалось установить, что описанные в романе события происходили в другом месте – там, где беседка стоит сейчас. Он реконструировал на бумаге имение Киндяковых, наложил на него топографию «Обрыва», мог с романом в руках провести по описанным Гончаровым местам. За семь лет работы создал множество зарисовок Винновской рощи, ныне хранящихся в Краеведческом музее.

Александр Иванович отстаивал свою версию с документами, схемами. Его не захотели слушать. Музей отказался проводить выставку работ на тему «Обрыва». На нервной почве Титовский заработал болезнь, 4 года ходил с тростью. И лишь в начале 2000-х его версия с трудом стала пробивать себе дорогу. «Киндяковская топография «Обрыва» А.И.Титовского была представлена не только специалистам, но и широкой публике. Сейчас его выводы уже не вызывают сомнений. Ульяновский музей И.А.Гончарова на основе исследований Титовского показывает план Киндяковки XIX века, наложенный на топографическую карту «Обрыва». Хотя в некоторых деталях писатель отступил от действительной планировки усадьбы, совпадение поражает! В этом музее хранятся и иллюстрации А.И.Титовского к роману «Обрыв».

Что волновало художника на склоне лет, хорошо видно по представленным здесь рисункам 1990-х – начала 2000-х. Надо думать, в комментариях они не нуждаются. В 1991 году Титовский говорил: «Я месяцев пять назад отключил свой телевизор. Даже не хочу включать. Столько противоречивой информации – невозможно разобраться, да и не для меня она. Только сбивает с толку, отвлекает от работы». А работал он до последних дней. Говорил так: «Художники всегда трудятся до конца, до того момента, когда палитра из рук выпадет». Рисовал: «Нужно наблюдать, фиксировать все подряд. Обстановка сама подскажет тему». Писал воспоминания «Мои 30-ые годы» – время, которое считал лучшим в своей жизни, «самое веселое время, литературное, музыкальное». Молодость… В начале 2000-х его увлекла Венеция. Ни разу не побывав в этом городе, он так изучил его по книгам, что, наверное, мог бы проводить экскурсии. Создал графическую серию по венецианским мотивам; связанным с итальянским городом литературным произведениям.

Александр Иванович Титовский скончался 5 июня 2004 года. Показательный факт: к концу жизни дома у художника не осталось ни одной его работы. Он все роздал – музею, архиву, Дворцу книги, друзьям...

***

Использованы материалы А.И.Титовского из фондов УОНБ, ГАУО, статьи М.Арифулина «По следам поэта» («Ульяновская правда» от 24 марта 1979 г.); В.Лучникова «Художник должен быть свободным» («Ульяновская правда» от 28 декабря 1991 г., интервью с А.И.Титовским) и др.

А.И.Титовский: «Сделанное Мною Может Представлять Для Будущего Интерес»

А.И.Титовский: «Сделанное Мною Может Представлять Для Будущего Интерес»

А.И.Титовский: «Сделанное Мною Может Представлять Для Будущего Интерес»

А.И.Титовский: «Сделанное Мною Может Представлять Для Будущего Интерес»

А.И.Титовский: «Сделанное Мною Может Представлять Для Будущего Интерес»

А.И.Титовский: «Сделанное Мною Может Представлять Для Будущего Интерес»

А.И.Титовский: «Сделанное Мною Может Представлять Для Будущего Интерес»

А.И.Титовский: «Сделанное Мною Может Представлять Для Будущего Интерес»

А.И.Титовский: «Сделанное Мною Может Представлять Для Будущего Интерес»

А.И.Титовский: «Сделанное Мною Может Представлять Для Будущего Интерес»


Поделиться


Размер текста