1918 И Далее. Фрагменты

1918 И Далее. Фрагменты

·

Часть 1

***

А.В.Швер

УБИЙСТВО МУРАВЬЕВА (фото 2)

(«Советский общественник», 1925, №№ 4-7)

«…Заседание должно было проходить в комнате №4, а в две соседние комнаты мы поставили по нескольку десятков красноармейцев… Против двери… поставили пулемет с пулеметчиками, который задрапировали классной доской и какими-то тряпками. Пулеметчикам отдали приказ: если мы попытаемся арестовать Муравьева во время заседания, и он станет оказывать сопротивление…, то стрелять прямо в комнату и косить направо и налево, не разбирая – свой или чужой…

На лестнице показались несколько эсеров, Муравьев с телохранителями-матросами, увешанными бомбами, и несколько человек стражи с адъютантом Чудошвили. Муравьев спросил: где будет заседание. Ему показали на комнату №4. Он быстрой и гордой походкой направился туда. За ним поспешили остальные. Только адъютант и несколько телохранителей замешкались…

Как только дверь за Муравьевым захлопнулась, …из соседних комнат высыпали красноармейцы. Из-за прикрытия высунули свои дула пулеметы. Чудошвили растерялся. Несколько револьверов было направлено на него. Он безмолвно поднял руки и дал себя разоружить…

Муравьев сидел около стола, положив ногу на ногу… На левом бедре у него висел большой маузер, правой рукой он судорожно перебирал рукоять браунинга… Видя непоколебимую твердость большевистской фракции и слыша подозрительный шум за дверью…, он понимал, что происходит что-то неладное… Варейкис принимал меры, чтобы скорее окончить заседание…

Муравьев первый встал и направился к двери. Я… успел прошмыгнуть ранее его, чтобы предупредить красноармейцев… Через несколько секунд дверь отворилась, и показалась рослая фигура Муравьева. Тов. Медведь… направил на Муравьева револьвер и заявил, что он арестован. Муравьев в тот же момент схватился за браунинг. Как будто, он успел выпустить одну пулю, т.к. один из красноармейцев оказался легко ранен в ногу. В ответ… в него полетел град пуль… Нельзя было разобрать – свои или чужие стреляют, но почти каждый считал своим долгом выстрелить. В зале был невообразимый шум и грохот…

Я был уверен, что в этой неразберихе свои постреляли своих, и ждал увидеть на полу десятки трупов. К счастью, этого не произошло. У двери, в луже крови…, лежал один Муравьев… Несколько человек ткнули его штыками и пустили пули в бездыханный труп. Варейкис возмутился такой выходкой… и сам, при помощи двух товарищей, отнес труп в дальнюю комнату…

Так не стало Муравьева, этого новоявленного Бонапарта, хотевшего воспользоваться нашей растерянностью для свержения советской власти…»

См. также: И.Варейкис «Убийство Муравьева» («Заря» от 10-11.07.1919; «1918 год на родине Ленина», 1936).

***

ИЗ ДНЕВНИКОВ ВАЛЕНТИНЫ БЕЗСОНОВОЙ, дочери воспитателя Кадетского корпуса, за ведение которых (там содержались нелестные отзывы и о красных) она была арестована в сентябре 1919 года и приговорена к тюремному заключению (опубликованы В.Мироновым в 1996 г.)

«…В понедельник [22 июля] с утра бомбардировали чехи город, и когда вошли, то красноармейцы уже бежали. Я, конечно, довольна, что пришли белогвардейцы, т.к. в городе сразу стало тихо, спокойно, и даже понижаются цены. Но чехи ужасные и живодеры: они весь понедельник и вторник расстреливали бывших комиссаров. Я не могла ходить по улицам. Везде валялись убитые и кровь. Больше всего произвела на меня впечатление смерть Тумановича…, с которым мы играли в фанты, ходили в театр. Его тоже убили, как бывшего заведующего финансами. Убили и, кроме того, отрубили голову…

Но у нас есть маленькая радость – надежда, что снова будем жить в Корпусе, т.к. Корпус уже восстанавливается, и папа даже выбран в комиссию…»

***

А.Н.Блохинцев

СТЕНА КОММУНАРОВ (фото 3)

(«Ульяновская правда» от 7.07.1968)

«…В самом центре города, в 200 м. от площади Ленина, около ста лет стоит красная кирпичная стена тира и двора бывшего кадетского корпуса. От нее берет начало улица Советская. Здесь, у этой стены, 22 июля 1918 года белогвардейцами были расстреляны сторонники советской власти.

Бывший красногвардеец И.Д.Гладков пишет: «У стен тира кадетского корпуса было расстреляно около 30 человек. Они лежали вдоль кирпичного забора, на участке тротуара длиной 10-15 метров…».

Старый симбирянин А.П.Морозов вспоминает: «Из кадетского корпуса вывели двух человек и повели… направо, довели до каменного забора, поставили лицом к нему и на глазах у всех расстреляли»

…В фондах краеведческого музея была отыскана… теперь всеми забытая картина А.Н.Остроградского «Расстрел латышей». На ней изображена та самая красная кирпичная стена. У стены на тротуаре лежат три трупа расстрелянных…, а справа и слева – фигуры любопытствующих симбирских буржуа…

Совет Ульяновского отделения ВООПИК вошел с предложением… о включении отрезка этой стены в список памятников местного значения и об установлении мемориальной доски… Стена коммунаров должна стать памятником и своеобразным документом гражданской войны в нашем городе…»

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ А.П.АРХИПОВА («Пролетарский путь» от 12.09.1925)

«…Лето 1918-го. Город в руках белогвардейцев, которые в белых повязках на рукавах рассыпались по всем улицам. Я шныряю по городу…, бегу с толпой туда, где слышны выстрелы… Вот вывели из кадетского города т.Пономарева, повели к стене.

- К расстрелу, к расстрелу! – грянула обезумевшая толпа… Вот ведут еще троих.

- За что? – спрашиваю. – Хотели взорвать кадетский корпус, вот и тово…, - услышал в толпе…

С тех пор прошло семь лет. Не найти нам костей расстрелянных, но пусть останутся памятью те дыры в стене от пуль, которые сразили их…»

Эта кирпичная стена существует и сейчас. Есть также свидетельства о расстрелах у стены Кадетского корпуса в сентябре 1918 года, после взятия города красными. Может, стоит вспомнить о давней идее придания ей статуса памятника?

***

М.Н.Тухачевский

ВЗЯТИЕ СИМБИРСКА

(«Первая армия в 1918 году» / «Революция и война», 4-5, 1921; «Пролетарский путь» от 12.09.1936)

«…Приказом по армии №7 начало наступления было назначено на утро 9 сентября, и взятие Симбирска рассчитано на 3-ий день… Эти расчеты полностью оправдались. К вечеру первого же дня белогвардейцев охватила паника. В центре они оказывали ожесточенное сопротивление, но обход их флангов совершенно расстроил последние, и отступление приняло беспорядочный характер. На подступах к Симбирску белогвардейцы пробовали задержаться и оказать последнее сопротивление, но натиском наших войск они были быстро сбиты и опрокинуты за Волгу…

Этот успех был настолько неожидан для противника, что когда мы прибыли в Симбирск, то к нам в штаб… явился с донесением прапорщик, посланный из Сенгилея к белогвардейскому начальнику дивизии. Прибыв в город и спросив, где штаб дивизии, он… совершенно неожиданно для себя явился в штаб красных войск. В Симбирске нами были захвачены колоссальные военные трофеи…»

***

В.Алексеев

ПОВОЛЖЬЕ В 1918 году

(«Ульяновский общественник», 1927, №19)

«…В первых числах сентября т.Тухачевский телеграфировал т.Троцкому: «12-го Симбирск будет взят». И обещание было выполнено.

Сформированные после отступления от Симбирска и прорыва на Сенгилеевском фронте части были сведены в 1-ую Железную дивизию первой армии. Свое название дивизия оправдала… 9 сентября она перешла в решительное наступление, а 12-го, отбросив врага на левый берег Волги, заняла Симбирск. Этот сказочно-быстрый маневр совершенно изменил положение на фронте…

Под Симбирском белые выставили против Железной дивизии: инструкторский батальон, сербский отряд, конницу, чешские роты, 3 аэроплана, 1-ый Симбирский полк, 2-ой батальон 2-го Симбирского полка, 3 батареи тяжелой и 4 батареи легкой артиллерии, 2 броневика…

Войска Железной дивизии окружили город с трех сторон, оставив противнику лишь один путь – переправу через Волгу. В 12 часов дня 12 сентября войска Красной армии вошли в город. Начальник Железной дивизии, т.Гая, опередив пехоту, первым появился в автомобиле на Старом Венце. В это время войска белых спешно стягивались под гору – к мосту и перевозу. Белые отступали так поспешно, что на правом берегу ими был оставлен обоз и артиллерия, 4 тяжелых орудия они бросили в Волгу…»

***

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ П.Ф.УСТИНОВА, начальника 1-го Симбирского полка Железной дивизии

(«Пролетарский путь» от 21.02.1928; «Симбирская губерния в 1918-1920 гг.», 1958; «Ульяновская правда от 12.09.1982, 12.09.1990 и др.)

«…Ночью мы форсировали Свиягу и, не встречая серьезного сопротивления, заняли Винновскую рощу и ст. Киндяковка. За Свиягой видны были роты Московского полка, главные силы которого были под Конно-Подгородной слободой; левее – части 1-го Курского полка. Правее от ст.Киндяковка расположился 2-ой Симбирский полк, а за ним на берегу Воложки – Витебский полк. Противник, занимая южную окраину Туть, чугунно-литейный завод и далее – до Воложки, …решил защищать город до последней возможности.

Наши цепи, находясь под губительным огнем, несли большие потери. Продвигаться дальше не было никакой возможности… Стали искать более уязвимое место. Было решено атаковать через Конно-Подгородную слободу. Часов в 10 я случайно вышел на берег Свияги и, не обнаружив противника, пошел к выселку Туть. Достигнув водокачки и взобравшись на крышу, стал разглядывать окраину Тути и увидел белогвардейцев у себя в тылу. Они вели из окопов огонь по нашим цепям. Их правый фланг не доходил до Свияги шагов на 200. Эта их ошибка и ускорила падение города.

Незаметно спустившись, я побежал берегом обратно, привел одну роту с пулеметом и расположил на крыше… Сам, отобрав 15 партизан, перелезая через заборы, вышел на первую улицу. Белогвардейцы заметили роту на водокачке и стали загибать свой фланг, но было уже поздно. 15 гранат, за ними еще 15, брошенные нами, произвели оглушительный удар. С водокачки затрещали пулемет и винтовки. Белые бросились бежать через выселок к станции Симбирск-1…

Наши цепи… перешли с криком «ура» на преследование. К 12 часам дня мы уже миновали Туть и входили в город… Через Конно-Подгородную слободу по пятам отступающих вошли в город другие части во главе с т.Гая. Последний в автомобиле поехал в тюрьму и освободил всех арестованных…

Как только полки Железной дивизии ворвались в город, последний сразу оживился и принял праздничный вид. Трудящиеся высыпали на улицы и радостно приветствовали красных бойцов криками «ура» и возгласами: «Да здравствует Советская власть!», «Да здравствует Железная дивизия!»…

Белые бежали через ж.д. мост, но часть их бросилась к пристани, где они садились в первые попавшиеся лодки… Около сотни лодок находилось почти на середине Волги… В это время я со 2-ым батальоном спустился к пристаням. Увидев удирающих белогвардейцев, подал команду: «По лодкам огонь!». Не прошло и 10-15 минут, как все лодки пошли по течению…»

***

ИЗ ДНЕВНИКОВ А.В.ЖИРКЕВИЧА (см. также материал от 21.07.2018)

12 сентября 1918 г. 8 часов утра. Пишу дневник под грохот канонады и под разрывы снарядов. Говорят, где-то около Свияги… По слухам, чехословаки держали себя молодцами. Но масса сволочи, набранной наскоро…, побежала, увлекая других. Большевики собрали значительные силы… Вчера их аэроплан сбросил бомбу, кого-то убило… Все это я знаю по слухам, т.к. сижу дома, приводя в порядок записанное со слов И.Я.Яковлева.

Вчера все, кто мог, и кто имеет основания бояться мести большевиков, в панике бросились к пристаням и вокзалу… Часов в 8 вечера часть удиравших «воинов» тянулась по нашей улице с котомками, ружьями (а кто и без ружей). Говорили, что все военные должны бежать, т.к. большевики, ворвавшись, могут всех перерезать…

4 часа дня. Большевики входят в город после ожесточенных бомбардировок, пулеметной и ружейной стрельбы. Опять снаряды рвались около нашего дома. Тамарочка ходила в подвал, где спрятались многие жильцы. Катюша пошла разделять ужас со священником Боголюбовым. Я с Катей и Маня сидели дома, прислушиваясь к рвущимся снарядам и ожидая, когда снаряд ворвется в нашу квартиру. Катя зажгла лампадку, а я дописывал воспоминания Яковлева. Симбирск совершенно опустел. …Все, более или менее ликовавшие, когда пришли чехословаки и фронтовики, сбежали. А я сижу, т.к. совесть моя чиста по отношению к большевикам. Я им не симпатизирую, но искренне жалел и жалею их молодежь, их раненых, убитых…

13 сентября. Вчера, при вступлении большевиков в Симбирск, город точно вымер… Вообще, спасались в панике, не рассуждая. Таково убеждение, что большевики, ворвавшись, всех перережут… Тамарочка провела ночь, не раздеваясь. Катюша осталась ночевать в квартире Козловых, чтобы защищать в случае надобности всеми покинутого священника Боголюбова. Тем более, что напротив у Мотовиловых произвели разгром квартиры. Маня… видела открытые настежь двери, слышала грохот ломавшихся вещей и звон разбитого стекла.

Вечером и ночью шла перестрелка. Вероятно, красноармейцы охотились за оставшимися белогвардейцами и их избивали. Повторялась та же гадость, какую проделали фронтовики, заняв Симбирск, – когда они убивали первых. С тревогой думал вчера о многих знакомых. Что-то делается у владыки Вениамина, у Яковлевых?..

14 сентября. Со всех сторон в нашу квартиру врываются из города слухи. На Гончаровской разграбили магазин… Грабят квартиры, убивают. Солдаты перепились… Вчера, несмотря на то, что отряд ликующих, украшенных красными тряпками красноармейцев с гарцующим впереди, бравирующим своим большевизмом офицером, произвел отвратительное в нравственном отношении впечатление; я не мог не любоваться картиной торжественного въезда этих дикарей, их молодыми лицами, прекрасными лошадьми, щегольской обмундировкой. Все было залито солнцем. Красный флаг развевается на ветру. Картинно красиво! Быть может, через день-два и люди, и кони погибнут… А пока на нашей улице праздник…

15 сентября. Я все еще сижу дома… Говорят, что солдаты пристреливают по капризу своей буйной фантазии первого встречного с признаками буржуя, офицера…

Вчера заходила Е.А.Яковлева. У них пока все благополучно. …Нагрянули на них солдаты… и произвели обыск под предлогом поиска оружия. Как думает Яковлева – с целью пограбить. Ничего не нашли, но украли заветные часы Ивана Яковлевича, с которыми он не расставался с молодости… Эконом и еще кто-то из досаждавших Яковлеву со страху… спрятались в шкафах канцелярии, где их нашли и арестовали. Потом выпустили, а тем временем в их квартирах пошарили и пограбили… Яковлева слышала, что священник Алеев расстрелян большевиками…

В губернскую больницу ворвались большевики и нагнали такую панику, что врачи Шостак, Левит и другие бежали. Красноармейцы в ярости на то, что почти вся интеллигенция бежала от них. «Мы что ли звери?» - обидчиво говорят они, обещая не трогать оставшихся. Опять повторилось то, что делалось ранее при всех переворотах: вместе с политическими выпустили всех уголовных. А те, вырвавшись как звери из клеток, …грабят и убивают…

18 сентября. Разве могу я повторять за другими, что в понятие «большевик» непременно входит представление о кровожадном человеке-звере? Выйдя на улицу, я видел такие детские, чистые, добродушные лица солдат из молодежи. Если эти «воины» убьют и ограбят, то, наверное, наперекор совести, по чьему-либо приказу… «Не ведают бо, что творят!».

11 октября. Взята Самара. Даже рад – кончается чехословацкая авантюра, наделавшая столько муки и лопнувшая как мыльный пузырь. А мы все ждали новых военных под Симбирском, новых расстрелов, грабежей. Слава Богу, хоть теперь дети смогут успокоиться и не прятаться по подвалам…

Окончание далее

1918 И Далее. Фрагменты

1918 И Далее. Фрагменты

1918 И Далее. Фрагменты

1918 И Далее. Фрагменты

1918 И Далее. Фрагменты

1918 И Далее. Фрагменты

1918 И Далее. Фрагменты

1918 И Далее. Фрагменты

1918 И Далее. Фрагменты

1918 И Далее. Фрагменты


Поделиться


Размер текста